StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 18 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"Well, au revoir!
Good-by!
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте.
You hear her?"
Видите?
"Then tomorrow you will speak to the Emperor?"
– Так завтра вы доложите государю?
"Certainly; but about Kutuzov, I don't promise."
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
"Do promise, do promise, Vasili!" cried Anna Mikhaylovna as he went, with the smile of a coquettish girl, which at one time probably came naturally to her, but was now very ill-suited to her careworn face.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда‑то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Apparently she had forgotten her age and by force of habit employed all the old feminine arts.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства.
But as soon as the prince had gone her face resumed its former cold, artificial expression.
Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде.
She returned to the group where the vicomte was still talking, and again pretended to listen, while waiting till it would be time to leave.
Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
Her task was accomplished.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна.
CHAPTER V
Et la nouvelle comédie des peuples de Gênes et de Lucques, qui viennent présenter leurs voeux à M.
"And what do you think of this latest comedy, the coronation at Milan?" asked Anna Pavlovna, "and of the comedy of the people of Genoa and Lucca laying their petitions before Monsieur Buonaparte, and Monsieur Buonaparte sitting on a throne and granting the petitions of the nations?
Buonaparte assis sur un trône, et exauçant les voeux des nations!
Adorable!
Non, mais c'est à en devenir folle!
On dirait, que le monde entier a perdu la tête. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте.
И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов.
Adorable!
0! это восхитительно!
It is enough to make one's head whirl!
Нет, от этого можно с ума сойти.
It is as if the whole world had gone crazy."
Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Prince Andrew looked Anna Pavlovna straight in the face with a sarcastic smile.
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
"'Dieu me la donne, gare a qui la touche!' * They say he was very fine when he said that," he remarked, repeating the words in Italian: "'Dio mi l'ha dato.
– «Dieu me la donne, gare à qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a été très beau en prononçant ces paroles, [Бог мне дал корону.
Guai a chi la tocchi!'"
* God has given it to me, let him who touches it beware!
Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по‑итальянски:
«Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
"I hope this will prove the last drop that will make the glass run over," Anna Pavlovna continued.
– J'espère enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ça a été la goutte d'eau qui fera déborder le verre.
"The sovereigns will not be able to endure this man who is a menace to everything."
Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан.
Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
"The sovereigns?
– Les souverains?
I do not speak of Russia," said the vicomte, polite but hopeless:
"The sovereigns, madame...
Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame!
What have they done for Louis XVII, for the Queen, or for Madame Elizabeth?
Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth?
Nothing!" and he became more animated.
"And believe me, they are reaping the reward of their betrayal of the Bourbon cause.
Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez‑moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons.
The sovereigns!
Les souverains?
Why, they are sending ambassadors to compliment the usurper."
Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи!
And sighing disdainfully, he again changed his position.
Я не говорю о России.
скачать в HTML/PDF
share