5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 21 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"Yes, if having obtained power, without availing himself of it to commit murder he had restored it to the rightful king, I should have called him a great man," remarked the vicomte.
– Да, ежели бы он, взяв власть, не пользуясь ею для убийства, отдал бы ее законному королю, – сказал виконт, – тогда бы я назвал его великим человеком.
"He could not do that.
– Он бы не мог этого сделать.
The people only gave him power that he might rid them of the Bourbons and because they saw that he was a great man.
Народ отдал ему власть только затем, чтоб он избавил его от Бурбонов, и потому, что народ видел в нем великого человека.
The Revolution was a grand thing!" continued Monsieur Pierre, betraying by this desperate and provocative proposition his extreme youth and his wish to express all that was in his mind.
Революция была великое дело, – продолжал мсье Пьер, выказывая этим отчаянным и вызывающим вводным предложением свою великую молодость и желание всё полнее высказать.
"What?
Revolution and regicide a grand thing?...
Well, after that...
But won't you come to this other table?" repeated Anna Pavlovna.
– Революция и цареубийство великое дело?…После этого… да не хотите ли перейти к тому столу? – повторила Анна Павловна.
"Rousseau's Contrat social," said the vicomte with a tolerant smile.
– Contrat social, [Общественный договор,] – с кроткой улыбкой сказал виконт.
"I am not speaking of regicide, I am speaking about ideas."
– Я не говорю про цареубийство.
Я говорю про идеи.
"Yes: ideas of robbery, murder, and regicide," again interjected an ironical voice.
– Да, идеи грабежа, убийства и цареубийства, – опять перебил иронический голос.
"Those were extremes, no doubt, but they are not what is most important.
What is important are the rights of man, emancipation from prejudices, and equality of citizenship, and all these ideas Napoleon has retained in full force."
– Это были крайности, разумеется, но не в них всё значение, а значение в правах человека, в эманципации от предрассудков, в равенстве граждан; и все эти идеи Наполеон удержал во всей их силе.
"Liberty and equality," said the vicomte contemptuously, as if at last deciding seriously to prove to this youth how foolish his words were, "high-sounding words which have long been discredited.
– Свобода и равенство, – презрительно сказал виконт, как будто решившийся, наконец, серьезно доказать этому юноше всю глупость его речей, – всё громкие слова, которые уже давно компрометировались.
Who does not love liberty and equality?
Кто же не любит свободы и равенства?
Even our Saviour preached liberty and equality.
Еще Спаситель наш проповедывал свободу и равенство.
Have people since the Revolution become happier?
Разве после революции люди стали счастливее?
On the contrary.
Напротив.
We wanted liberty, but Buonaparte has destroyed it."
Mы хотели свободы, а Бонапарте уничтожил ее.
Prince Andrew kept looking with an amused smile from Pierre to the vicomte and from the vicomte to their hostess.
Князь Андрей с улыбкой посматривал то на Пьера, то на виконта, то на хозяйку.
In the first moment of Pierre's outburst Anna Pavlovna, despite her social experience, was horror-struck.
But when she saw that Pierre's sacrilegious words had not exasperated the vicomte, and had convinced herself that it was impossible to stop him, she rallied her forces and joined the vicomte in a vigorous attack on the orator.
В первую минуту выходки Пьера Анна Павловна ужаснулась, несмотря на свою привычку к свету; но когда она увидела, что, несмотря на произнесенные Пьером святотатственные речи, виконт не выходил из себя, и когда она убедилась, что замять этих речей уже нельзя, она собралась с силами и, присоединившись к виконту, напала на оратора.
"But, my dear Monsieur Pierre," said she, "how do you explain the fact of a great man executing a duc—or even an ordinary man who—is innocent and untried?"
– Mais, mon cher m‑r Pierre, [Но, мой милый Пьер,] – сказала Анна Павловна, – как же вы объясняете великого человека, который мог казнить герцога, наконец, просто человека, без суда и без вины?
скачать в HTML/PDF
share