StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 31 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Pierre took off his spectacles, which made his face seem different and the good-natured expression still more apparent, and gazed at his friend in amazement.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
"My wife," continued Prince Andrew, "is an excellent woman, one of those rare women with whom a man's honor is safe; but, O God, what would I not give now to be unmarried!
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина.
Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым!
You are the first and only one to whom I mention this, because I like you."
Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
As he said this Prince Andrew was less than ever like that Bolkonski who had lolled in Anna Pavlovna's easy chairs and with half-closed eyes had uttered French phrases between his teeth.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы.
Every muscle of his thin face was now quivering with nervous excitement; his eyes, in which the fire of life had seemed extinguished, now flashed with brilliant light.
Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском.
It was evident that the more lifeless he seemed at ordinary times, the more impassioned he became in these moments of almost morbid irritation.
Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
"You don't understand why I say this," he continued, "but it is the whole story of life.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни.
You talk of Bonaparte and his career," said he (though Pierre had not mentioned Bonaparte), "but Bonaparte when he worked went step by step toward his goal.
He was free, he had nothing but his aim to consider, and he reached it.
Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее.
But tie yourself up with a woman and, like a chained convict, you lose all freedom!
Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу.
And all you have of hope and strength merely weighs you down and torments you with regret.
И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя.
Drawing rooms, gossip, balls, vanity, and triviality—these are the enchanted circle I cannot escape from.
Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти.
I am now going to the war, the greatest war there ever was, and I know nothing and am fit for nothing.
Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь.
I am very amiable and have a caustic wit," continued Prince Andrew, "and at Anna Pavlovna's they listen to me.
Je suis très aimable et très caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают.
And that stupid set without whom my wife cannot exist, and those women...
If you only knew what those society women are, and women in general!
И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguées [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины!
My father is right.
Отец мой прав.
Selfish, vain, stupid, trivial in everything—that's what women are when you see them in their true colors!
Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть.
скачать в HTML/PDF
share