5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

But he immediately recalled his promise to Prince Andrew not to go there.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина.
Then, as happens to people of weak character, he desired so passionately once more to enjoy that dissipation he was so accustomed to that he decided to go.
Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать.
The thought immediately occurred to him that his promise to Prince Andrew was of no account, because before he gave it he had already promised Prince Anatole to come to his gathering; "besides," thought he, "all such 'words of honor' are conventional things with no definite meaning, especially if one considers that by tomorrow one may be dead, or something so extraordinary may happen to one that honor and dishonor will be all the same!"
И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что‑нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного.
Pierre often indulged in reflections of this sort, nullifying all his decisions and intentions.
Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру.
He went to Kuragin's.
Он поехал к Курагину.
Reaching the large house near the Horse Guards' barracks, in which Anatole lived, Pierre entered the lighted porch, ascended the stairs, and went in at the open door.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно‑гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь.
There was no one in the anteroom; empty bottles, cloaks, and overshoes were lying about; there was a smell of alcohol, and sounds of voices and shouting in the distance.
В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Cards and supper were over, but the visitors had not yet dispersed.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались.
Pierre threw off his cloak and entered the first room, in which were the remains of supper.
A footman, thinking no one saw him, was drinking on the sly what was left in the glasses.
Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы.
From the third room came sounds of laughter, the shouting of familiar voices, the growling of a bear, and general commotion.
Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Some eight or nine young men were crowding anxiously round an open window.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна.
Three others were romping with a young bear, one pulling him by the chain and trying to set him at the others.
Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
"I bet a hundred on Stevens!" shouted one.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
"Mind, no holding on!" cried another.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
"I bet on Dolokhov!" cried a third.
"Kuragin, you part our hands."
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
"There, leave Bruin alone; here's a bet on."
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
"At one draught, or he loses!" shouted a fourth.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
"Jacob, bring a bottle!" shouted the host, a tall, handsome fellow who stood in the midst of the group, without a coat, and with his fine linen shirt unfastened in front.
"Wait a bit, you fellows....
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа.
скачать в HTML/PDF
share