5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Well, well, God grant it," he added, not noticing his visitor's sarcastic smile.
Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
The elders began talking about Bonaparte.
Большие заговорили о Бонапарте.
Julie Karagina turned to young Rostov.
Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
"What a pity you weren't at the Arkharovs' on Thursday.
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых.
It was so dull without you," said she, giving him a tender smile.
Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
The young man, flattered, sat down nearer to her with a coquettish smile, and engaged the smiling Julie in a confidential conversation without at all noticing that his involuntary smile had stabbed the heart of Sonya, who blushed and smiled unnaturally.
In the midst of his talk he glanced round at her.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее.
She gave him a passionately angry glance, and hardly able to restrain her tears and maintain the artificial smile on her lips, she got up and left the room.
Соня страстно‑озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты.
All Nicholas' animation vanished.
Всё оживление Николая исчезло.
He waited for the first pause in the conversation, and then with a distressed face left the room to find Sonya.
Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
"How plainly all these young people wear their hearts on their sleeves!" said Anna Mikhaylovna, pointing to Nicholas as he went out.
"Cousinage—dangereux voisinage;" * she added.
* Cousinhood is a dangerous neighborhood.
– Как секреты‑то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
"Yes," said the countess when the brightness these young people had brought into the room had vanished; and as if answering a question no one had put but which was always in her mind, "and how much suffering, how much anxiety one has had to go through that we might rejoice in them now!
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться!
And yet really the anxiety is greater now than the joy.
А и теперь, право, больше страха, чем радости.
One is always, always anxious!
Всё боишься, всё боишься!
Especially just at this age, so dangerous both for girls and boys."
Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
"It all depends on the bringing up," remarked the visitor.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
"Yes, you're quite right," continued the countess.
"Till now I have always, thank God, been my children's friend and had their full confidence," said she, repeating the mistake of so many parents who imagine that their children have no secrets from them.
"I know I shall always be my daughters' first confidante, and that if Nicholas, with his impulsive nature, does get into mischief (a boy can't help it), he will all the same never be like those Petersburg young men."
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
скачать в HTML/PDF
share