StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Sonya and Natasha looked at Vera with guilty, happy faces.
Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
It was pleasant and touching to see these little girls in love; but apparently the sight of them roused no pleasant feeling in Vera.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
"How often have I asked you not to take my things?" she said.
"You have a room of your own," and she took the inkstand from Nicholas.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
"In a minute, in a minute," he said, dipping his pen.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
"You always manage to do things at the wrong time," continued Vera.
"You came rushing into the drawing room so that everyone felt ashamed of you."
– Вы всё умеете делать не во‑время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Though what she said was quite just, perhaps for that very reason no one replied, and the four simply looked at one another.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой.
She lingered in the room with the inkstand in her hand.
Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
"And at your age what secrets can there be between Natasha and Boris, or between you two?
It's all nonsense!"
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
"Now, Vera, what does it matter to you?" said Natasha in defense, speaking very gently.
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
She seemed that day to be more than ever kind and affectionate to everyone.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
"Very silly," said Vera.
"I am ashamed of you.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас.
Secrets indeed!"
Что за секреты?…
"All have secrets of their own," answered Natasha, getting warmer.
"We don't interfere with you and Berg."
– У каждого свои секреты.
Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
"I should think not," said Vera, "because there can never be anything wrong in my behavior.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного.
But I'll just tell Mamma how you are behaving with Boris."
А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
"Natalya Ilynichna behaves very well to me," remarked Boris.
"I have nothing to complain of."
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
"Don't, Boris!
You are such a diplomat that it is really tiresome," said Natasha in a mortified voice that trembled slightly. (She used the word "diplomat," which was just then much in vogue among the children, in the special sense they attached to it.)
"Why does she bother me?"
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает?
And she added, turning to Vera,
"You'll never understand it, because you've never loved anyone.
You have no heart!
You are a Madame de Genlis and nothing more" (this nickname, bestowed on Vera by Nicholas, was considered very stinging), "and your greatest pleasure is to be unpleasant to people!
Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим.
скачать в HTML/PDF
share