5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1946 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 79 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"It's all very well for you...
I am not envious...
I love you and Boris also," she went on, gaining a little strength; "he is nice... there are no difficulties in your way....
– Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий.
But Nicholas is my cousin... one would have to... the Metropolitan himself... and even then it can't be done.
А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя.
And besides, if she tells Mamma" (Sonya looked upon the countess as her mother and called her so) "that I am spoiling Nicholas' career and am heartless and ungrateful, while truly...
God is my witness," and she made the sign of the cross,
"I love her so much, and all of you, only Vera...
And what for?
И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей‑Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что?
What have I done to her?
Что я ей сделала?
I am so grateful to you that I would willingly sacrifice everything, only I have nothing...."
Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем…
Sonya could not continue, and again hid her face in her hands and in the feather bed.
Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине.
Natasha began consoling her, but her face showed that she understood all the gravity of her friend's trouble.
Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга.
"Sonya," she suddenly exclaimed, as if she had guessed the true reason of her friend's sorrow,
"I'm sure Vera has said something to you since dinner?
– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда?
Hasn't she?"
Да?
"Yes, these verses Nicholas wrote himself and I copied some others, and she found them on my table and said she'd show them to Mamma, and that I was ungrateful, and that Mamma would never allow him to marry me, but that he'll marry Julie.
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли.
You see how he's been with her all day...
Natasha, what have I done to deserve it?..."
Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа!
За что?…
And again she began to sob, more bitterly than before.
И опять она заплакала горьче прежнего.
Natasha lifted her up, hugged her, and, smiling through her tears, began comforting her.
Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
"Sonya, don't believe her, darling!
Don't believe her!
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь.
Do you remember how we and Nicholas, all three of us, talked in the sitting room after supper?
Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина?
Why, we settled how everything was to be.
Ведь мы всё решили, как будет.
I don't quite remember how, but don't you remember that it could all be arranged and how nice it all was?
Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно.
There's Uncle Shinshin's brother has married his first cousin.
And we are only second cousins, you know.
Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные.
скачать в HTML/PDF
share