5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 94 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

This young man is the count's son," she added more softly.
"What a terrible moment!"
Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Having said this she went up to the doctor.
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
"Dear doctor," said she, "this young man is the count's son.
Is there any hope?"
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a‑t‑il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
The doctor cast a rapid glance upwards and silently shrugged his shoulders.
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи.
Anna Mikhaylovna with just the same movement raised her shoulders and eyes, almost closing the latter, sighed, and moved away from the doctor to Pierre.
Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру.
To him, in a particularly respectful and tenderly sad voice, she said:
Она особенно почтительно и нежно‑грустно обратилась к Пьеру.
"Trust in His mercy!" and pointing out a small sofa for him to sit and wait for her, she went silently toward the door that everyone was watching and it creaked very slightly as she disappeared behind it.
– Ayez confiance en Sa miséricorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Pierre, having made up his mind to obey his monitress implicitly, moved toward the sofa she had indicated.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала.
As soon as Anna Mikhaylovna had disappeared he noticed that the eyes of all in the room turned to him with something more than curiosity and sympathy.
Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него.
He noticed that they whispered to one another, casting significant looks at him with a kind of awe and even servility.
Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием.
A deference such as he had never before received was shown him.
A strange lady, the one who had been talking to the priests, rose and offered him her seat; an aide-de-camp picked up and returned a glove Pierre had dropped; the doctors became respectfully silent as he passed by, and moved to make way for him.
Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место.
At first Pierre wished to take another seat so as not to trouble the lady, and also to pick up the glove himself and to pass round the doctors who were not even in his way; but all at once he felt that this would not do, and that tonight he was a person obliged to perform some sort of awful rite which everyone expected of him, and that he was therefore bound to accept their services.
Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой‑то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги.
He took the glove in silence from the aide-de-camp, and sat down in the lady's chair, placing his huge hands symmetrically on his knees in the naive attitude of an Egyptian statue, and decided in his own mind that all was as it should be, and that in order not to lose his head and do foolish things he must not act on his own ideas tonight, but must yield himself up entirely to the will of those who were guiding him.
Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично‑выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
скачать в HTML/PDF
share