5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 722 книги и 2078 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 95 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Not two minutes had passed before Prince Vasili with head erect majestically entered the room.
He was wearing his long coat with three stars on his breast.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату.
He seemed to have grown thinner since the morning; his eyes seemed larger than usual when he glanced round and noticed Pierre.
Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера.
He went up to him, took his hand (a thing he never used to do), and drew it downwards as if wishing to ascertain whether it was firmly fixed on.
"Courage, courage, my friend!
Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami.
Il a demandé à vous voir.
C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг.
He has asked to see you.
Он пожелал вас видеть.
That is well!" and he turned to go.
Это хорошо…] – и он хотел итти.
But Pierre thought it necessary to ask:
Но Пьер почел нужным спросить:
"How is..." and hesitated, not knowing whether it would be proper to call the dying man "the count," yet ashamed to call him "father."
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
"He had another stroke about half an hour ago.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi‑heure.
Еще был удар.
Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар.
Courage, my friend..."
Не унывать, мой друг…]
Pierre's mind was in such a confused state that the word "stroke" suggested to him a blow from something.
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого‑нибудь тела.
He looked at Prince Vasili in perplexity, and only later grasped that a stroke was an attack of illness.
Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь.
Prince Vasili said something to Lorrain in passing and went through the door on tiptoe.
Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках.
He could not walk well on tiptoe and his whole body jerked at each step.
Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом.
The eldest princess followed him, and the priests and deacons and some servants also went in at the door.
Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь.
Through that door was heard a noise of things being moved about, and at last Anna Mikhaylovna, still with the same expression, pale but resolute in the discharge of duty, ran out and touching Pierre lightly on the arm said:
За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
"The divine mercy is inexhaustible!
– La bonté divine est inépuisable.
Unction is about to be administered.
Come."
C'est la cérémonie de l'extrême onction qui va commencer.
Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо.
Соборование сейчас начнется.
Пойдемте.]
Pierre went in at the door, stepping on the soft carpet, and noticed that the strange lady, the aide-de-camp, and some of the servants, all followed him in, as if there were now no further need for permission to enter that room.
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто‑то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.
CHAPTER XXIII
XXIII
Pierre well knew this large room divided by columns and an arch, its walls hung round with Persian carpets.
Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами.
The part of the room behind the columns, with a high silk-curtained mahogany bedstead on one side and on the other an immense case containing icons, was brightly illuminated with red light like a Russian church during evening service.
Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы.
скачать в HTML/PDF
share