5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 99 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

But now this head was swaying helplessly with the uneven movements of the bearers, and the cold listless gaze fixed itself upon nothing.
Но голова эта беспомощно покачивалась от неровных шагов несущих, и холодный, безучастный взгляд не знал, на чем остановиться.
After a few minutes' bustle beside the high bedstead, those who had carried the sick man dispersed.
Прошло несколько минут суетни около высокой кровати; люди, несшие больного, разошлись.
Anna Mikhaylovna touched Pierre's hand and said,
Анна Михайловна дотронулась до руки Пьера и сказала ему:
"Come."
Pierre went with her to the bed on which the sick man had been laid in a stately pose in keeping with the ceremony just completed.
«Venez». [Идите.] Пьер вместе с нею подошел к кровати, на которой, в праздничной позе, видимо, имевшей отношение к только‑что совершенному таинству, был положен больной.
He lay with his head propped high on the pillows.
Он лежал, высоко опираясь головой на подушки.
His hands were symmetrically placed on the green silk quilt, the palms downward.
Руки его были симметрично выложены на зеленом шелковом одеяле ладонями вниз.
When Pierre came up the count was gazing straight at him, but with a look the significance of which could not be understood by mortal man.
Когда Пьер подошел, граф глядел прямо на него, но глядел тем взглядом, которого смысл и значение нельзя понять человеку.
Either this look meant nothing but that as long as one has eyes they must look somewhere, or it meant too much.
Или этот взгляд ровно ничего не говорил, как только то, что, покуда есть глаза, надо же глядеть куда‑нибудь, или он говорил слишком многое.
Pierre hesitated, not knowing what to do, and glanced inquiringly at his guide.
Пьер остановился, не зная, что ему делать, и вопросительно оглянулся на свою руководительницу Анну Михайловну.
Anna Mikhaylovna made a hurried sign with her eyes, glancing at the sick man's hand and moving her lips as if to send it a kiss.
Анна Михайловна сделала ему торопливый жест глазами, указывая на руку больного и губами посылая ей воздушный поцелуй.
Pierre, carefully stretching his neck so as not to touch the quilt, followed her suggestion and pressed his lips to the large boned, fleshy hand.
Пьер, старательно вытягивая шею, чтоб не зацепить за одеяло, исполнил ее совет и приложился к ширококостной и мясистой руке.
Neither the hand nor a single muscle of the count's face stirred.
Ни рука, ни один мускул лица графа не дрогнули.
Once more Pierre looked questioningly at Anna Mikhaylovna to see what he was to do next.
Пьер опять вопросительно посмотрел на Анну Михайловну, спрашивая теперь, что ему делать.
Anna Mikhaylovna with her eyes indicated a chair that stood beside the bed.
Анна Михайловна глазами указала ему на кресло, стоявшее подле кровати.
Pierre obediently sat down, his eyes asking if he were doing right.
Пьер покорно стал садиться на кресло, глазами продолжая спрашивать, то ли он сделал, что нужно.
Anna Mikhaylovna nodded approvingly.
Анна Михайловна одобрительно кивнула головой.
Again Pierre fell into the naively symmetrical pose of an Egyptian statue, evidently distressed that his stout and clumsy body took up so much room and doing his utmost to look as small as possible.
Пьер принял опять симметрично‑наивное положение египетской статуи, видимо, соболезнуя о том, что неуклюжее и толстое тело его занимало такое большое пространство, и употребляя все душевные силы, чтобы казаться как можно меньше.
He looked at the count, who still gazed at the spot where Pierre's face had been before he sat down.
Он смотрел на графа.
Граф смотрел на то место, где находилось лицо Пьера, в то время как он стоял.
Anna Mikhaylovna indicated by her attitude her consciousness of the pathetic importance of these last moments of meeting between the father and son.
Анна Михайловна являла в своем положении сознание трогательной важности этой последней минуты свидания отца с сыном.
This lasted about two minutes, which to Pierre seemed an hour.
Это продолжалось две минуты, которые показались Пьеру часом.
скачать в HTML/PDF
share