5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 119 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

It was Napoleon accompanied by two aides-de-camp.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами.
Bonaparte riding over the battlefield had given final orders to strengthen the batteries firing at the Augesd Dam and was looking at the killed and wounded left on the field.
Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
"Fine men!" remarked Napoleon, looking at a dead Russian grenadier, who, with his face buried in the ground and a blackened nape, lay on his stomach with an already stiffened arm flung wide.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
"The ammunition for the guns in position is exhausted, Your Majesty," said an adjutant who had come from the batteries that were firing at Augesd.
– Les munitions des pièces de position sont épuisées, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
"Have some brought from the reserve," said Napoleon, and having gone on a few steps he stopped before Prince Andrew, who lay on his back with the flagstaff that had been dropped beside him. (The flag had already been taken by the French as a trophy.)
– Faites avancer celles de la réserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
"That's a fine death!" said Napoleon as he gazed at Bolkonski.
– Voilà une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Prince Andrew understood that this was said of him and that it was Napoleon who said it.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон.
He heard the speaker addressed as Sire.
Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова.
But he heard the words as he might have heard the buzzing of a fly.
Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи.
Not only did they not interest him, but he took no notice of them and at once forgot them.
Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их.
His head was burning, he felt himself bleeding to death, and he saw above him the remote, lofty, and everlasting sky.
Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо.
He knew it was Napoleon—his hero—but at that moment Napoleon seemed to him such a small, insignificant creature compared with what was passing now between himself and that lofty infinite sky with the clouds flying over it.
Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками.
At that moment it meant nothing to him who might be standing over him, or what was said of him; he was only glad that people were standing near him and only wished that they would help him and bring him back to life, which seemed to him so beautiful now that he had today learned to understand it so differently.
Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь.
He collected all his strength, to stir and utter a sound.
Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой‑нибудь звук.
He feebly moved his leg and uttered a weak, sickly groan which aroused his own pity.
Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
скачать в HTML/PDF
share