5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

She only felt a soft hand taking hers firmly, and she touched with her lips a white forehead, over which was beautiful light-brown hair smelling of pomade.
Она только почувствовала нежную руку, твердо взявшую ее, и чуть дотронулась до белого лба, над которым были припомажены прекрасные русые волосы.
When she looked up at him she was struck by his beauty.
Когда она взглянула на него, красота его поразила ее.
Anatole stood with his right thumb under a button of his uniform, his chest expanded and his back drawn in, slightly swinging one foot, and, with his head a little bent, looked with beaming face at the princess without speaking and evidently not thinking about her at all.
Анатопь, заложив большой палец правой руки за застегнутую пуговицу мундира, с выгнутой вперед грудью, а назад – спиною, покачивая одной отставленной ногой и слегка склонив голову, молча, весело глядел на княжну, видимо совершенно о ней не думая.
Anatole was not quick-witted, nor ready or eloquent in conversation, but he had the faculty, so invaluable in society, of composure and imperturbable self-possession.
Анатоль был не находчив, не быстр и не красноречив в разговорах, но у него зато была драгоценная для света способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность.
If a man lacking in self-confidence remains dumb on a first introduction and betrays a consciousness of the impropriety of such silence and an anxiety to find something to say, the effect is bad.
But Anatole was dumb, swung his foot, and smilingly examined the princess' hair.
Замолчи при первом знакомстве несамоуверенный человек и выкажи сознание неприличности этого молчания и желание найти что‑нибудь, и будет нехорошо; но Анатоль молчал, покачивал ногой, весело наблюдая прическу княжны.
It was evident that he could be silent in this way for a very long time.
Видно было, что он так спокойно мог молчать очень долго.
"If anyone finds this silence inconvenient, let him talk, but I don't want to," he seemed to say.
«Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте, а мне не хочется», как будто говорил его вид.
Besides this, in his behavior to women Anatole had a manner which particularly inspires in them curiosity, awe, and even love—a supercilious consciousness of his own superiority.
Кроме того в обращении с женщинами у Анатоля была та манера, которая более всего внушает в женщинах любопытство, страх и даже любовь, – манера презрительного сознания своего превосходства.
It was as if he said to them:
Как будто он говорил им своим видом:
"I know you, I know you, but why should I bother about you?
«Знаю вас, знаю, да что с вами возиться?
You'd be only too glad, of course."
А уж вы бы рады!»
Perhaps he did not really think this when he met women—even probably he did not, for in general he thought very little—but his looks and manner gave that impression.
Может быть, что он этого не думал, встречаясь с женщинами (и даже вероятно, что нет, потому что он вообще мало думал), но такой у него был вид и такая манера.
The princess felt this, and as if wishing to show him that she did not even dare expect to interest him, she turned to his father.
Княжна почувствовала это и, как будто желая ему показать, что она и не смеет думать об том, чтобы занять его, обратилась к старому князю.
The conversation was general and animated, thanks to Princess Lise's voice and little downy lip that lifted over her white teeth.
Разговор шел общий и оживленный, благодаря голоску и губке с усиками, поднимавшейся над белыми зубами маленькой княгини.
She met Prince Vasili with that playful manner often employed by lively chatty people, and consisting in the assumption that between the person they so address and themselves there are some semi-private, long-established jokes and amusing reminiscences, though no such reminiscences really exist—just as none existed in this case.
Она встретила князя Василья с тем приемом шуточки, который часто употребляется болтливо‑веселыми людьми и который состоит в том, что между человеком, с которым так обращаются, и собой предполагают какие‑то давно установившиеся шуточки и веселые, отчасти не всем известные, забавные воспоминания, тогда как никаких таких воспоминаний нет, как их и не было между маленькой княгиней и князем Васильем.
скачать в HTML/PDF
share