StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

"I will tell you frankly," said Prince Vasili in the tone of a crafty man convinced of the futility of being cunning with so keen-sighted companion.
"You know, you see right through people.
– Я вам прямо скажу, – сказал князь Василий тоном хитрого человека, убедившегося в ненужности хитрить перед проницательностью собеседника. – Вы ведь насквозь людей видите.
Anatole is no genius, but he is an honest, goodhearted lad; an excellent son or kinsman."
Анатоль не гений, но честный, добрый малый, прекрасный сын и родной.
"All right, all right, we'll see!"
– Ну, ну, хорошо, увидим.
As always happens when women lead lonely lives for any length of time without male society, on Anatole's appearance all the three women of Prince Bolkonski's household felt that their life had not been real till then.
Как оно всегда бывает для одиноких женщин, долго проживших без мужского общества, при появлении Анатоля все три женщины в доме князя Николая Андреевича одинаково почувствовали, что жизнь их была не жизнью до этого времени.
Their powers of reasoning, feeling, and observing immediately increased tenfold, and their life, which seemed to have been passed in darkness, was suddenly lit up by a new brightness, full of significance.
Сила мыслить, чувствовать, наблюдать мгновенно удесятерилась во всех их, и как будто до сих пор происходившая во мраке, их жизнь вдруг осветилась новым, полным значения светом.
Princess Mary grew quite unconscious of her face and coiffure.
Княжна Марья вовсе не думала и не помнила о своем лице и прическе.
The handsome open face of the man who might perhaps be her husband absorbed all her attention.
Красивое, открытое лицо человека, который, может быть, будет ее мужем, поглощало всё ее внимание.
He seemed to her kind, brave, determined, manly, and magnanimous.
Он ей казался добр, храбр, решителен, мужествен и великодушен.
She felt convinced of that.
Она была убеждена в этом.
Thousands of dreams of a future family life continually rose in her imagination.
Тысячи мечтаний о будущей семейной жизни беспрестанно возникали в ее воображении.
She drove them away and tried to conceal them.
Она отгоняла и старалась скрыть их.
"But am I not too cold with him?" thought the princess.
"I try to be reserved because in the depth of my soul I feel too near to him already, but then he cannot know what I think of him and may imagine that I do not like him."
«Но не слишком ли я холодна с ним? – думала княжна Марья. – Я стараюсь сдерживать себя, потому что в глубине души чувствую себя к нему уже слишком близкою; но ведь он не знает всего того, что я о нем думаю, и может вообразить себе, что он мне неприятен».
And Princess Mary tried, but could not manage, to be cordial to her new guest.
И княжна Марья старалась и не умела быть любезной с новым гостем.
"Poor girl, she's devilish ugly!" thought Anatole.
«La pauvre fille!
Elle est diablement laide», [Бедная девушка, она дьявольски дурна собою,] думал про нее Анатоль.
Mademoiselle Bourienne, also roused to great excitement by Anatole's arrival, thought in another way.
M‑lle Bourienne, взведенная тоже приездом Анатоля на высокую степень возбуждения, думала в другом роде.
Of course, she, a handsome young woman without any definite position, without relations or even a country, did not intend to devote her life to serving Prince Bolkonski, to reading aloud to him and being friends with Princess Mary.
Конечно, красивая молодая девушка без определенного положения в свете, без родных и друзей и даже родины не думала посвятить свою жизнь услугам князю Николаю Андреевичу, чтению ему книг и дружбе к княжне Марье.
Mademoiselle Bourienne had long been waiting for a Russian prince who, able to appreciate at a glance her superiority to the plain, badly dressed, ungainly Russian princesses, would fall in love with her and carry her off; and here at last was a Russian prince.
M‑lle Bourienne давно ждала того русского князя, который сразу сумеет оценить ее превосходство над русскими, дурными, дурно одетыми, неловкими княжнами, влюбится в нее и увезет ее; и вот этот русский князь, наконец, приехал.
скачать в HTML/PDF
share