5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 35 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Mademoiselle Bourienne knew a story, heard from her aunt but finished in her own way, which she liked to repeat to herself.
У m‑lle Bourienne была история, слышанная ею от тетки, доконченная ею самой, которую она любила повторять в своем воображении.
It was the story of a girl who had been seduced, and to whom her poor mother (sa pauvre mere) appeared, and reproached her for yielding to a man without being married.
Это была история о том, как соблазненной девушке представлялась ее бедная мать, sa pauvre mère, и упрекала ее за то, что она без брака отдалась мужчине.
Mademoiselle Bourienne was often touched to tears as in imagination she told this story to him, her seducer.
M‑lle Bourienne часто трогалась до слез, в воображении своем рассказывая ему , соблазнителю, эту историю.
And now he, a real Russian prince, had appeared.
Теперь этот он , настоящий русский князь, явился.
He would carry her away and then sa pauvre mere would appear and he would marry her.
Он увезет ее, потом явится ma pauvre mère, и он женится на ней.
So her future shaped itself in Mademoiselle Bourienne's head at the very time she was talking to Anatole about Paris.
Так складывалась в голове m‑lle Bourienne вся ее будущая история, в самое то время как она разговаривала с ним о Париже.
It was not calculation that guided her (she did not even for a moment consider what she should do), but all this had long been familiar to her, and now that Anatole had appeared it just grouped itself around him and she wished and tried to please him as much as possible.
Не расчеты руководили m‑lle Bourienne (она даже ни минуты не обдумывала того, что ей делать), но всё это уже давно было готово в ней и теперь только сгруппировалось около появившегося Анатоля, которому она желала и старалась, как можно больше, нравиться.
The little princess, like an old war horse that hears the trumpet, unconsciously and quite forgetting her condition, prepared for the familiar gallop of coquetry, without any ulterior motive or any struggle, but with naive and lighthearted gaiety.
Маленькая княгиня, как старая полковая лошадь, услыхав звук трубы, бессознательно и забывая свое положение, готовилась к привычному галопу кокетства, без всякой задней мысли или борьбы, а с наивным, легкомысленным весельем.
Although in female society Anatole usually assumed the role of a man tired of being run after by women, his vanity was flattered by the spectacle of his power over these three women.
Несмотря на то, что Анатоль в женском обществе ставил себя обыкновенно в положение человека, которому надоедала беготня за ним женщин, он чувствовал тщеславное удовольствие, видя свое влияние на этих трех женщин.
Besides that, he was beginning to feel for the pretty and provocative Mademoiselle Bourienne that passionate animal feeling which was apt to master him with great suddenness and prompt him to the coarsest and most reckless actions.
Кроме того он начинал испытывать к хорошенькой и вызывающей Bourienne то страстное, зверское чувство, которое на него находило с чрезвычайной быстротой и побуждало его к самым грубым и смелым поступкам.
After tea, the company went into the sitting room and Princess Mary was asked to play on the clavichord.
Общество после чаю перешло в диванную, и княжну попросили поиграть на клавикордах.
Anatole, laughing and in high spirits, came and leaned on his elbows, facing her and beside Mademoiselle Bourienne.
Анатоль облокотился перед ней подле m‑lle Bourienne, и глаза его, смеясь и радуясь, смотрели на княжну Марью.
Princess Mary felt his look with a painfully joyous emotion.
Княжна Марья с мучительным и радостным волнением чувствовала на себе его взгляд.
Her favorite sonata bore her into a most intimately poetic world and the look she felt upon her made that world still more poetic.
Любимая соната переносила ее в самый задушевно‑поэтический мир, а чувствуемый на себе взгляд придавал этому миру еще большую поэтичность.
But Anatole's expression, though his eyes were fixed on her, referred not to her but to the movements of Mademoiselle Bourienne's little foot, which he was then touching with his own under the clavichord.
Взгляд же Анатоля, хотя и был устремлен на нее, относился не к ней, а к движениям ножки m‑lle Bourienne, которую он в это время трогал своею ногою под фортепиано.
скачать в HTML/PDF
share