5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 45 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Sonya smiled.
Соня улыбнулась:
"Do I remember Nicholas?"
«Помню ли Nicolas?»
"No, Sonya, but do you remember so that you remember him perfectly, remember everything?" said Natasha, with an expressive gesture, evidently wishing to give her words a very definite meaning.
"I remember Nikolenka too, I remember him well," she said.
"But I don't remember Boris.
– Нет, Соня, ты помнишь ли его так, чтоб хорошо помнить, чтобы всё помнить, – с старательным жестом сказала Наташа, видимо, желая придать своим словам самое серьезное значение. – И я помню Николеньку, я помню, – сказала она. – А Бориса не помню.
I don't remember him a bit."
Совсем не помню…
"What!
– Как?
You don't remember Boris?" asked Sonya in surprise.
Не помнишь Бориса? – спросила Соня с удивлением.
"It's not that I don't remember—I know what he is like, but not as I remember Nikolenka.
– Не то, что не помню, – я знаю, какой он, но не так помню, как Николеньку.
Him—I just shut my eyes and remember, but Boris...
No!" (She shut her eyes.)
"No! there's nothing at all."
Его, я закрою глаза и помню, а Бориса нет (она закрыла глаза), так, нет – ничего!
"Oh, Natasha!" said Sonya, looking ecstatically and earnestly at her friend as if she did not consider her worthy to hear what she meant to say and as if she were saying it to someone else, with whom joking was out of the question,
"I am in love with your brother once for all and, whatever may happen to him or to me, shall never cease to love him as long as I live."
– Ах, Наташа, – сказала Соня, восторженно и серьезно глядя на свою подругу, как будто она считала ее недостойной слышать то, что она намерена была сказать, и как будто она говорила это кому‑то другому, с кем нельзя шутить. – Я полюбила раз твоего брата, и, что бы ни случилось с ним, со мной, я никогда не перестану любить его во всю жизнь.
Natasha looked at Sonya with wondering and inquisitive eyes, and said nothing.
Наташа удивленно, любопытными глазами смотрела на Соню и молчала.
She felt that Sonya was speaking the truth, that there was such love as Sonya was speaking of.
But Natasha had not yet felt anything like it.
Она чувствовала, что то, что говорила Соня, была правда, что была такая любовь, про которую говорила Соня; но Наташа ничего подобного еще не испытывала.
She believed it could be, but did not understand it.
Она верила, что это могло быть, но не понимала.
"Shall you write to him?" she asked.
– Ты напишешь ему? – спросила она.
Sonya became thoughtful.
Соня задумалась.
The question of how to write to Nicholas, and whether she ought to write, tormented her.
Вопрос о том, как писать к Nicolas и нужно ли писать и как писать, был вопрос, мучивший ее.
Now that he was already an officer and a wounded hero, would it be right to remind him of herself and, as it might seem, of the obligations to her he had taken on himself?
Теперь, когда он был уже офицер и раненый герой, хорошо ли было с ее стороны напомнить ему о себе и как будто о том обязательстве, которое он взял на себя в отношении ее.
"I don't know.
I think if he writes, I will write too," she said, blushing.
– Не знаю; я думаю, коли он пишет, – и я напишу, – краснея, сказала она.
"And you won't feel ashamed to write to him?"
– И тебе не стыдно будет писать ему?
Sonya smiled.
Соня улыбнулась.
"No."
– Нет.
"And I should be ashamed to write to Boris.
I'm not going to."
– А мне стыдно будет писать Борису, я не буду писать.
"Why should you be ashamed?"
"Well, I don't know.
– Да отчего же стыдно?Да так, я не знаю.
It's awkward and would make me ashamed."
Неловко, стыдно.
скачать в HTML/PDF
share