StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

"What a style!
How charmingly he describes!" said she, reading the descriptive part of the letter.
"And what a soul!
– Что за штиль, как он описывает мило! – говорила она, читая описательную часть письма. – И что за душа!
Not a word about himself....
Not a word!
Об себе ничего… ничего!
About some Denisov or other, though he himself, I dare say, is braver than any of them.
О каком‑то Денисове, а сам, верно, храбрее их всех.
He says nothing about his sufferings.
Ничего не пишет о своих страданиях.
What a heart!
Что за сердце!
How like him it is!
Как я узнаю его!
And how he has remembered everybody!
И как вспомнил всех!
Not forgetting anyone.
Никого не забыл.
I always said when he was only so high—I always said...."
Я всегда, всегда говорила, еще когда он вот какой был, я всегда говорила…
For more than a week preparations were being made, rough drafts of letters to Nicholas from all the household were written and copied out, while under the supervision of the countess and the solicitude of the count, money and all things necessary for the uniform and equipment of the newly commissioned officer were collected.
Более недели готовились, писались брульоны и переписывались набело письма к Николушке от всего дома; под наблюдением графини и заботливостью графа собирались нужные вещицы и деньги для обмундирования и обзаведения вновь произведенного офицера.
Anna Mikhaylovna, practical woman that she was, had even managed by favor with army authorities to secure advantageous means of communication for herself and her son.
Анна Михайловна, практическая женщина, сумела устроить себе и своему сыну протекцию в армии даже и для переписки.
She had opportunities of sending her letters to the Grand Duke Constantine Pavlovich, who commanded the Guards.
Она имела случай посылать свои письма к великому князю Константину Павловичу, который командовал гвардией.
The Rostovs supposed that The Russian Guards, Abroad, was quite a definite address, and that if a letter reached the Grand Duke in command of the Guards there was no reason why it should not reach the Pavlograd regiment, which was presumably somewhere in the same neighborhood.
And so it was decided to send the letters and money by the Grand Duke's courier to Boris and Boris was to forward them to Nicholas.
Ростовы предполагали, что русская гвардия за границей , есть совершенно‑определительный адрес, и что ежели письмо дойдет до великого князя, командовавшего гвардией, то нет причины, чтобы оно не дошло до Павлоградского полка, который должен быть там же поблизости; и потому решено было отослать письма и деньги через курьера великого князя к Борису, и Борис уже должен был доставить их к Николушке.
The letters were from the old count, the countess, Petya, Vera, Natasha, and Sonya, and finally there were six thousand rubles for his outfit and various other things the old count sent to his son.
Письма были от старого графа, от графини, от Пети, от Веры, от Наташи, от Сони и, наконец, 6 000 денег на обмундировку и различные вещи, которые граф посылал сыну.
CHAPTER VII
VII
On the twelfth of November, Kutuzov's active army, in camp before Olmutz, was preparing to be reviewed next day by the two Emperors—the Russian and the Austrian.
12‑го ноября кутузовская боевая армия, стоявшая лагерем около Ольмюца, готовилась к следующему дню на смотр двух императоров – русского и австрийского.
The Guards, just arrived from Russia, spent the night ten miles from Olmutz and next morning were to come straight to the review, reaching the field at Olmutz by ten o'clock.
Гвардия, только что подошедшая из России, ночевала в 15‑ти верстах от Ольмюца и на другой день прямо на смотр, к 10‑ти часам утра, вступала на ольмюцкое поле.
That day Nicholas Rostov received a letter from Boris, telling him that the Ismaylov regiment was quartered for the night ten miles from Olmutz and that he wanted to see him as he had a letter and money for him.
Николай Ростов в этот день получил от Бориса записку, извещавшую его, что Измайловский полк ночует в 15‑ти верстах не доходя Ольмюца, и что он ждет его, чтобы передать письмо и деньги.
скачать в HTML/PDF
share