5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 5 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

In Petersburg, as in Moscow, Pierre found the same atmosphere of gentleness and affection.
В Петербурге, так же как и в Москве, атмосфера нежных, любящих людей окружила Пьера.
He could not refuse the post, or rather the rank (for he did nothing), that Prince Vasili had procured for him, and acquaintances, invitations, and social occupations were so numerous that, even more than in Moscow, he felt a sense of bewilderment, bustle, and continual expectation of some good, always in front of him but never attained.
Он не мог отказаться от места или, скорее, звания (потому что он ничего не делал), которое доставил ему князь Василий, а знакомств, зовов и общественных занятий было столько, что Пьер еще больше, чем в Москве, испытывал чувство отуманенности, торопливости и всё наступающего, но не совершающегося какого‑то блага.
Of his former bachelor acquaintances many were no longer in Petersburg.
Из прежнего его холостого общества многих не было в Петербурге.
The Guards had gone to the front; Dolokhov had been reduced to the ranks; Anatole was in the army somewhere in the provinces; Prince Andrew was abroad; so Pierre had not the opportunity to spend his nights as he used to like to spend them, or to open his mind by intimate talks with a friend older than himself and whom he respected.
Гвардия ушла в поход.
Долохов был разжалован, Анатоль находился в армии, в провинции, князь Андрей был за границей, и потому Пьеру не удавалось ни проводить ночей, как он прежде любил проводить их, ни отводить изредка душу в дружеской беседе с старшим уважаемым другом.
His whole time was taken up with dinners and balls and was spent chiefly at Prince Vasili's house in the company of the stout princess, his wife, and his beautiful daughter Helene.
Всё время его проходило на обедах, балах и преимущественно у князя Василия – в обществе толстой княгини, его жены, и красавицы Элен.
Like the others, Anna Pavlovna Scherer showed Pierre the change of attitude toward him that had taken place in society.
Анна Павловна Шерер, так же как и другие, выказала Пьеру перемену, происшедшую в общественном взгляде на него.
Formerly in Anna Pavlovna's presence, Pierre had always felt that what he was saying was out of place, tactless and unsuitable, that remarks which seemed to him clever while they formed in his mind became foolish as soon as he uttered them, while on the contrary Hippolyte's stupidest remarks came out clever and apt.
Прежде Пьер в присутствии Анны Павловны постоянно чувствовал, что то, что он говорит, неприлично, бестактно, не то, что нужно; что речи его, кажущиеся ему умными, пока он готовит их в своем воображении, делаются глупыми, как скоро он громко выговорит, и что, напротив, самые тупые речи Ипполита выходят умными и милыми.
Now everything Pierre said was charmant.
Теперь всё, что ни говорил он, всё выходило charmant [очаровательно].
Even if Anna Pavlovna did not say so, he could see that she wished to and only refrained out of regard for his modesty.
Ежели даже Анна Павловна не говорила этого, то он видел, что ей хотелось это сказать, и она только, в уважение его скромности, воздерживалась от этого.
In the beginning of the winter of 1805-6 Pierre received one of Anna Pavlovna's usual pink notes with an invitation to which was added:
В начале зимы с 1805 на 1806 год Пьер получил от Анны Павловны обычную розовую записку с приглашением, в котором было прибавлено:
"You will find the beautiful Helene here, whom it is always delightful to see."
«Vous trouverez chez moi la belle Hélène, qu'on ne se lasse jamais de voir». [у меня будет прекрасная Элен, на которую никогда не устанешь любоваться.]
When he read that sentence, Pierre felt for the first time that some link which other people recognized had grown up between himself and Helene, and that thought both alarmed him, as if some obligation were being imposed on him which he could not fulfill, and pleased him as an entertaining supposition.
Читая это место, Пьер в первый раз почувствовал, что между ним и Элен образовалась какая‑то связь, признаваемая другими людьми, и эта мысль в одно и то же время и испугала его, как будто на него накладывалось обязательство, которое он не мог сдержать, и вместе понравилась ему, как забавное предположение.
скачать в HTML/PDF
share