5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 55 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Rostov was a truthful young man and would on no account have told a deliberate lie.
Ростов был правдивый молодой человек, он ни за что умышленно не сказал бы неправды.
He began his story meaning to tell everything just as it happened, but imperceptibly, involuntarily, and inevitably he lapsed into falsehood.
Он начал рассказывать с намерением рассказать всё, как оно точно было, но незаметно, невольно и неизбежно для себя перешел в неправду.
If he had told the truth to his hearers—who like himself had often heard stories of attacks and had formed a definite idea of what an attack was and were expecting to hear just such a story—they would either not have believed him or, still worse, would have thought that Rostov was himself to blame since what generally happens to the narrators of cavalry attacks had not happened to him.
Ежели бы он рассказал правду этим слушателям, которые, как и он сам, слышали уже множество раз рассказы об атаках и составили себе определенное понятие о том, что такое была атака, и ожидали точно такого же рассказа, – или бы они не поверили ему, или, что еще хуже, подумали бы, что Ростов был сам виноват в том, что с ним не случилось того, что случается обыкновенно с рассказчиками кавалерийских атак.
He could not tell them simply that everyone went at a trot and that he fell off his horse and sprained his arm and then ran as hard as he could from a Frenchman into the wood.
Не мог он им рассказать так просто, что поехали все рысью, он упал с лошади, свихнул руку и изо всех сил побежал в лес от француза.
Besides, to tell everything as it really happened, it would have been necessary to make an effort of will to tell only what happened.
Кроме того, для того чтобы рассказать всё, как было, надо было сделать усилие над собой, чтобы рассказать только то, что было.
It is very difficult to tell the truth, and young people are rarely capable of it.
Рассказать правду очень трудно; и молодые люди редко на это способны.
His hearers expected a story of how beside himself and all aflame with excitement, he had flown like a storm at the square, cut his way in, slashed right and left, how his saber had tasted flesh and he had fallen exhausted, and so on.
Они ждали рассказа о том, как горел он весь в огне, сам себя не помня, как буря, налетал на каре; как врубался в него, рубил направо и налево; как сабля отведала мяса, и как он падал в изнеможении, и тому подобное.
And so he told them all that.
И он рассказал им всё это.
In the middle of his story, just as he was saying:
"You cannot imagine what a strange frenzy one experiences during an attack," Prince Andrew, whom Boris was expecting, entered the room.
В середине его рассказа, в то время как он говорил: «ты не можешь представить, какое странное чувство бешенства испытываешь во время атаки», в комнату вошел князь Андрей Болконский, которого ждал Борис.
Prince Andrew, who liked to help young men, was flattered by being asked for his assistance and being well disposed toward Boris, who had managed to please him the day before, he wished to do what the young man wanted.
Князь Андрей, любивший покровительственные отношения к молодым людям, польщенный тем, что к нему обращались за протекцией, и хорошо расположенный к Борису, который умел ему понравиться накануне, желал исполнить желание молодого человека.
Having been sent with papers from Kutuzov to the Tsarevich, he looked in on Boris, hoping to find him alone.
Присланный с бумагами от Кутузова к цесаревичу, он зашел к молодому человеку, надеясь застать его одного.
When he came in and saw an hussar of the line recounting his military exploits (Prince Andrew could not endure that sort of man), he gave Boris a pleasant smile, frowned as with half-closed eyes he looked at Rostov, bowed slightly and wearily, and sat down languidly on the sofa: he felt it unpleasant to have dropped in on bad company.
Войдя в комнату и увидав рассказывающего военные похождения армейского гусара (сорт людей, которых терпеть не мог князь Андрей), он ласково улыбнулся Борису, поморщился, прищурился на Ростова и, слегка поклонившись, устало и лениво сел на диван.
Ему неприятно было, что он попал в дурное общество.
скачать в HTML/PDF
share