StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 56 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Rostov flushed up on noticing this, but he did not care, this was a mere stranger.
Ростов вспыхнул, поняв это.
Но это было ему всё равно: это был чужой человек.
Glancing, however, at Boris, he saw that he too seemed ashamed of the hussar of the line.
Но, взглянув на Бориса, он увидал, что и ему как будто стыдно за армейского гусара.
In spite of Prince Andrew's disagreeable, ironical tone, in spite of the contempt with which Rostov, from his fighting army point of view, regarded all these little adjutants on the staff of whom the newcomer was evidently one, Rostov felt confused, blushed, and became silent.
Несмотря на неприятный насмешливый тон князя Андрея, несмотря на общее презрение, которое с своей армейской боевой точки зрения имел Ростов ко всем этим штабным адъютантикам, к которым, очевидно, причислялся и вошедший, Ростов почувствовал себя сконфуженным, покраснел и замолчал.
Boris inquired what news there might be on the staff, and what, without indiscretion, one might ask about our plans.
Борис спросил, какие новости в штабе, и что, без нескромности, слышно о наших предположениях?
"We shall probably advance," replied Bolkonski, evidently reluctant to say more in the presence of a stranger.
– Вероятно, пойдут вперед, – видимо, не желая при посторонних говорить более, отвечал Болконский.
Berg took the opportunity to ask, with great politeness, whether, as was rumored, the allowance of forage money to captains of companies would be doubled.
Берг воспользовался случаем спросить с особенною учтивостию, будут ли выдавать теперь, как слышно было, удвоенное фуражное армейским ротным командирам?
To this Prince Andrew answered with a smile that he could give no opinion on such an important government order, and Berg laughed gaily.
На это князь Андрей с улыбкой отвечал, что он не может судить о столь важных государственных распоряжениях, и Берг радостно рассмеялся.
"As to your business," Prince Andrew continued, addressing Boris, "we will talk of it later" (and he looked round at Rostov).
"Come to me after the review and we will do what is possible."
– Об вашем деле, – обратился князь Андрей опять к Борису, – мы поговорим после, и он оглянулся на Ростова. – Вы приходите ко мне после смотра, мы всё сделаем, что можно будет.
And, having glanced round the room, Prince Andrew turned to Rostov, whose state of unconquerable childish embarrassment now changing to anger he did not condescend to notice, and said:
И, оглянув комнату, он обратился к Ростову, которого положение детского непреодолимого конфуза, переходящего в озлобление, он и не удостоивал заметить, и сказал:
"I think you were talking of the Schon Grabern affair?
– Вы, кажется, про Шенграбенское дело рассказывали?
Were you there?"
Вы были там?
"I was there," said Rostov angrily, as if intending to insult the aide-de-camp.
– Я был там, – с озлоблением сказал Ростов, как будто бы этим желая оскорбить адъютанта.
Bolkonski noticed the hussar's state of mind, and it amused him.
Болконский заметил состояние гусара, и оно ему показалось забавно.
With a slightly contemptuous smile, he said:
Он слегка‑презрительно улыбнулся.
"Yes, there are many stories now told about that affair!"
– Да! много теперь рассказов про это дело!
"Yes, stories!" repeated Rostov loudly, looking with eyes suddenly grown furious, now at Boris, now at Bolkonski.
"Yes, many stories!
But our stories are the stories of men who have been under the enemy's fire!
Our stories have some weight, not like the stories of those fellows on the staff who get rewards without doing anything!"
– Да, рассказов, – громко заговорил Ростов, вдруг сделавшимися бешеными глазами глядя то на Бориса, то на Болконского, – да, рассказов много, но наши рассказы – рассказы тех, которые были в самом огне неприятеля, наши рассказы имеют вес, а не рассказы тех штабных молодчиков, которые получают награды, ничего не делая.
"Of whom you imagine me to be one?" said Prince Andrew, with a quiet and particularly amiable smile.
– К которым, вы предполагаете, что я принадлежу? – спокойно и особенно приятно улыбаясь, проговорил князь Андрей.
скачать в HTML/PDF
share