StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 58 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

CHAPTER VIII
VIII
The day after Rostov had been to see Boris, a review was held of the Austrian and Russian troops, both those freshly arrived from Russia and those who had been campaigning under Kutuzov.
На другой день свидания Бориса с Ростовым был смотр австрийских и русских войск, как свежих, пришедших из России, так и тех, которые вернулись из похода с Кутузовым.
The two Emperors, the Russian with his heir the Tsarevich, and the Austrian with the Archduke, inspected the allied army of eighty thousand men.
Оба императора, русский с наследником цесаревичем и австрийский с эрцгерцогом, делали этот смотр союзной 80‑титысячной армии.
From early morning the smart clean troops were on the move, forming up on the field before the fortress.
С раннего утра начали двигаться щегольски вычищенные и убранные войска, выстраиваясь на поле перед крепостью.
Now thousands of feet and bayonets moved and halted at the officers' command, turned with banners flying, formed up at intervals, and wheeled round other similar masses of infantry in different uniforms; now was heard the rhythmic beat of hoofs and the jingling of showy cavalry in blue, red, and green braided uniforms, with smartly dressed bandsmen in front mounted on black, roan, or gray horses; then again, spreading out with the brazen clatter of the polished shining cannon that quivered on the gun carriages and with the smell of linstocks, came the artillery which crawled between the infantry and cavalry and took up its appointed position.
То двигались тысячи ног и штыков с развевавшимися знаменами и по команде офицеров останавливались, заворачивались и строились в интервалах, обходя другие такие же массы пехоты в других мундирах; то мерным топотом и бряцанием звучала нарядная кавалерия в синих, красных, зеленых шитых мундирах с расшитыми музыкантами впереди, на вороных, рыжих, серых лошадях; то, растягиваясь с своим медным звуком подрагивающих на лафетах, вычищенных, блестящих пушек и с своим запахом пальников, ползла между пехотой и кавалерией артиллерия и расставлялась на назначенных местах.
Not only the generals in full parade uniforms, with their thin or thick waists drawn in to the utmost, their red necks squeezed into their stiff collars, and wearing scarves and all their decorations, not only the elegant, pomaded officers, but every soldier with his freshly washed and shaven face and his weapons clean and polished to the utmost, and every horse groomed till its coat shone like satin and every hair of its wetted mane lay smooth—felt that no small matter was happening, but an important and solemn affair.
Не только генералы в полной парадной форме, с перетянутыми донельзя толстыми и тонкими талиями и красневшими, подпертыми воротниками, шеями, в шарфах и всех орденах; не только припомаженные, расфранченные офицеры, но каждый солдат, – с свежим, вымытым и выбритым лицом и до последней возможности блеска вычищенной аммуницией, каждая лошадь, выхоленная так, что, как атлас, светилась на ней шерсть и волосок к волоску лежала примоченная гривка, – все чувствовали, что совершается что‑то нешуточное, значительное и торжественное.
Every general and every soldier was conscious of his own insignificance, aware of being but a drop in that ocean of men, and yet at the same time was conscious of his strength as a part of that enormous whole.
Каждый генерал и солдат чувствовали свое ничтожество, сознавая себя песчинкой в этом море людей, и вместе чувствовали свое могущество, сознавая себя частью этого огромного целого.
From early morning strenuous activities and efforts had begun and by ten o'clock all had been brought into due order.
С раннего утра начались напряженные хлопоты и усилия, и в 10 часов всё пришло в требуемый порядок.
The ranks were drawn up on the vast field.
На огромном поле стали ряды.
The whole army was extended in three lines: the cavalry in front, behind it the artillery, and behind that again the infantry.
Армия вся была вытянута в три линии.
Спереди кавалерия, сзади артиллерия, еще сзади пехота.
скачать в HTML/PDF
share