StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 61 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

How gladly would he have died at once for his Tsar!
Как бы счастлив был Ростов, ежели бы мог теперь умереть за своего царя!
"You have earned the St. George's standards and will be worthy of them."
– Вы заслужили георгиевские знамена и будете их достойны.
"Oh, to die, to die for him," thought Rostov.
«Только умереть, умереть за него!» думал Ростов.
The Tsar said something more which Rostov did not hear, and the soldiers, straining their lungs, shouted
"Hurrah!"
Государь еще сказал что‑то, чего не расслышал Ростов, и солдаты, надсаживая свои груди, закричали: Урра!
Rostov too, bending over his saddle, shouted
"Hurrah!" with all his might, feeling that he would like to injure himself by that shout, if only to express his rapture fully.
Ростов закричал тоже, пригнувшись к седлу, что было его сил, желая повредить себе этим криком, только чтобы выразить вполне свой восторг к государю.
The Tsar stopped a few minutes in front of the hussars as if undecided.
Государь постоял несколько секунд против гусар, как будто он был в нерешимости.
"How can the Emperor be undecided?" thought Rostov, but then even this indecision appeared to him majestic and enchanting, like everything else the Tsar did.
«Как мог быть в нерешимости государь?» подумал Ростов, а потом даже и эта нерешительность показалась Ростову величественной и обворожительной, как и всё, что делал государь.
That hesitation lasted only an instant.
Нерешительность государя продолжалась одно мгновение.
The Tsar's foot, in the narrow pointed boot then fashionable, touched the groin of the bobtailed bay mare he rode, his hand in a white glove gathered up the reins, and he moved off accompanied by an irregularly swaying sea of aides-de-camp.
Нога государя, с узким, острым носком сапога, как носили в то время, дотронулась до паха энглизированной гнедой кобылы, на которой он ехал; рука государя в белой перчатке подобрала поводья, он тронулся, сопутствуемый беспорядочно‑заколыхавшимся морем адъютантов.
Farther and farther he rode away, stopping at other regiments, till at last only his white plumes were visible to Rostov from amid the suites that surrounded the Emperors.
Дальше и дальше отъезжал он, останавливаясь у других полков, и, наконец, только белый плюмаж его виднелся Ростову из‑за свиты, окружавшей императоров.
Among the gentlemen of the suite, Rostov noticed Bolkonski, sitting his horse indolently and carelessly.
В числе господ свиты Ростов заметил и Болконского, лениво и распущенно сидящего на лошади.
Rostov recalled their quarrel of yesterday and the question presented itself whether he ought or ought not to challenge Bolkonski.
Ростову вспомнилась его вчерашняя ссора с ним и представился вопрос, следует – или не следует вызывать его.
"Of course not!" he now thought.
"Is it worth thinking or speaking of it at such a moment?
«Разумеется, не следует, – подумал теперь Ростов… – И стоит ли думать и говорить про это в такую минуту, как теперь?
At a time of such love, such rapture, and such self-sacrifice, what do any of our quarrels and affronts matter?
В минуту такого чувства любви, восторга и самоотвержения, что значат все наши ссоры и обиды!?
I love and forgive everybody now."
Я всех люблю, всем прощаю теперь», думал Ростов.
When the Emperor had passed nearly all the regiments, the troops began a ceremonial march past him, and Rostov on Bedouin, recently purchased from Denisov, rode past too, at the rear of his squadron—that is, alone and in full view of the Emperor.
Когда государь объехал почти все полки, войска стали проходить мимо его церемониальным маршем, и Ростов на вновь купленном у Денисова Бедуине проехал в замке своего эскадрона, т. е. один и совершенно на виду перед государем.
Before he reached him, Rostov, who was a splendid horseman, spurred Bedouin twice and successfully put him to the showy trot in which the animal went when excited.
Не доезжая государя, Ростов, отличный ездок, два раза всадил шпоры своему Бедуину и довел его счастливо до того бешеного аллюра рыси, которою хаживал разгоряченный Бедуин.
скачать в HTML/PDF
share