5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 64 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

When he entered, Prince Andrew, his eyes drooping contemptuously (with that peculiar expression of polite weariness which plainly says,
"If it were not my duty I would not talk to you for a moment"), was listening to an old Russian general with decorations, who stood very erect, almost on tiptoe, with a soldier's obsequious expression on his purple face, reporting something.
В то время, как взошел Борис, князь Андрей, презрительно прищурившись (с тем особенным видом учтивой усталости, которая ясно говорит, что, коли бы не моя обязанность, я бы минуты с вами не стал разговаривать), выслушивал старого русского генерала в орденах, который почти на цыпочках, на вытяжке, с солдатским подобострастным выражением багрового лица что‑то докладывал князю Андрею.
"Very well, then, be so good as to wait," said Prince Andrew to the general, in Russian, speaking with the French intonation he affected when he wished to speak contemptuously, and noticing Boris, Prince Andrew, paying no more heed to the general who ran after him imploring him to hear something more, nodded and turned to him with a cheerful smile.
– Очень хорошо, извольте подождать, – сказал он генералу тем французским выговором по‑русски, которым он говорил, когда хотел говорить презрительно, и, заметив Бориса, не обращаясь более к генералу (который с мольбою бегал за ним, прося еще что‑то выслушать), князь Андрей с веселой улыбкой, кивая ему, обратился к Борису.
At that moment Boris clearly realized what he had before surmised, that in the army, besides the subordination and discipline prescribed in the military code, which he and the others knew in the regiment, there was another, more important, subordination, which made this tight-laced, purple-faced general wait respectfully while Captain Prince Andrew, for his own pleasure, chose to chat with Lieutenant Drubetskoy.
Борис в эту минуту уже ясно понял то, что он предвидел прежде, именно то, что в армии, кроме той субординации и дисциплины, которая была написана в уставе, и которую знали в полку, и он знал, была другая, более существенная субординация, та, которая заставляла этого затянутого с багровым лицом генерала почтительно дожидаться, в то время как капитан князь Андрей для своего удовольствия находил более удобным разговаривать с прапорщиком Друбецким.
More than ever was Boris resolved to serve in future not according to the written code, but under this unwritten law.
Больше чем когда‑нибудь Борис решился служить впредь не по той писанной в уставе, а по этой неписанной субординации.
He felt now that merely by having been recommended to Prince Andrew he had already risen above the general who at the front had the power to annihilate him, a lieutenant of the Guards.
Он теперь чувствовал, что только вследствие того, что он был рекомендован князю Андрею, он уже стал сразу выше генерала, который в других случаях, во фронте, мог уничтожить его, гвардейского прапорщика.
Prince Andrew came up to him and took his hand.
Князь Андрей подошел к нему и взял за руку.
"I am very sorry you did not find me in yesterday.
– Очень жаль, что вчера вы не застали меня.
I was fussing about with Germans all day.
Я целый день провозился с немцами.
We went with Weyrother to survey the dispositions.
Ездили с Вейротером поверять диспозицию.
When Germans start being accurate, there's no end to it!"
Как немцы возьмутся за аккуратность – конца нет!
Boris smiled, as if he understood what Prince Andrew was alluding to as something generally known.
Борис улыбнулся, как будто он понимал то, о чем, как об общеизвестном, намекал князь Андрей.
But it was the first time he had heard Weyrother's name, or even the term "dispositions."
Но он в первый раз слышал и фамилию Вейротера и даже слово диспозиция.
"Well, my dear fellow, so you still want to be an adjutant?
– Ну что, мой милый, всё в адъютанты хотите?
I have been thinking about you."
Я об вас подумал за это время.
"Yes, I was thinking"—for some reason Boris could not help blushing—"of asking the commander in chief.
He has had a letter from Prince Kuragin about me.
I only wanted to ask because I fear the Guards won't be in action," he added as if in apology.
– Да, я думал, – невольно отчего‑то краснея, сказал Борис, – просить главнокомандующего; к нему было письмо обо мне от князя Курагина; я хотел просить только потому, – прибавил он, как бы извиняясь, что, боюсь, гвардия не будет в деле.
скачать в HTML/PDF
share