StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 67 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

What exactitude, what minuteness, what knowledge of the locality, what foresight for every eventuality, every possibility even to the smallest detail!
Что за точность, что за подробность, что за знание местности, что за предвидение всех возможностей, всех условий, всех малейших подробностей!
No, my dear fellow, no conditions better than our present ones could have been devised.
Нет, мой милый, выгодней тех условий, в которых мы находимся, нельзя ничего нарочно выдумать.
This combination of Austrian precision with Russian valor—what more could be wished for?"
Соединение австрийской отчетливости с русской храбростию – чего ж вы хотите еще?
"So the attack is definitely resolved on?" asked Bolkonski.
– Так наступление окончательно решено? – сказал Болконский.
"And do you know, my dear fellow, it seems to me that Bonaparte has decidedly lost bearings, you know that a letter was received from him today for the Emperor."
Dolgorukov smiled significantly.
– И знаете ли, мой милый, мне кажется, что решительно Буонапарте потерял свою латынь.
Вы знаете, что нынче получено от него письмо к императору. – Долгоруков улыбнулся значительно.
"Is that so?
– Вот как!
And what did he say?" inquired Bolkonski.
Что ж он пишет? – спросил Болконский.
"What can he say?
– Что он может писать?
Tra-di-ri-di-ra and so on... merely to gain time.
Традиридира и т. п., всё только с целью выиграть время.
I tell you he is in our hands, that's certain!
Я вам говорю, что он у нас в руках; это верно!
But what was most amusing," he continued, with a sudden, good-natured laugh, "was that we could not think how to address the reply!
Но что забавнее всего, – сказал он, вдруг добродушно засмеявшись, – это то, что никак не могли придумать, как ему адресовать ответ?
If not as
'Consul' and of course not as
'Emperor,' it seemed to me it should be to
'General Bonaparte.'"
Ежели не консулу, само собою разумеется не императору, то генералу Буонапарту, как мне казалось.
"But between not recognizing him as Emperor and calling him General Bonaparte, there is a difference," remarked Bolkonski.
– Но между тем, чтобы не признавать императором, и тем, чтобы называть генералом Буонапарте, есть разница, – сказал Болконский.
"That's just it," interrupted Dolgorukov quickly, laughing.
"You know Bilibin—he's a very clever fellow.
He suggested addressing him as
'Usurper and Enemy of Mankind.'"
– В том‑то и дело, – смеясь и перебивая, быстро говорил Долгоруков. – Вы знаете Билибина, он очень умный человек, он предлагал адресовать: «узурпатору и врагу человеческого рода».
Dolgorukov laughed merrily.
Долгоруков весело захохотал.
"Only that?" said Bolkonski.
– Не более того? – заметил Болконский.
"All the same, it was Bilibin who found a suitable form for the address.
– Но всё‑таки Билибин нашел серьезный титул адреса.
He is a wise and clever fellow."
И остроумный и умный человек.
"What was it?"
– Как же?
"To the Head of the French Government...
Au chef du gouvernement francais," said Dolgorukov, with grave satisfaction.
"Good, wasn't it?"
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement français, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
"Yes, but he will dislike it extremely," said Bolkonski.
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
"Oh yes, very much!
– О, и очень!
My brother knows him, he's dined with him—the present Emperor—more than once in Paris, and tells me he never met a more cunning or subtle diplomatist—you know, a combination of French adroitness and Italian play-acting!
Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства?
Do you know the tale about him and Count Markov?
Вы знаете его анекдоты с графом Марковым?
Count Markov was the only man who knew how to handle him.
Только один граф Марков умел с ним обращаться.
You know the story of the handkerchief?
Вы знаете историю платка?
скачать в HTML/PDF
share