StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 68 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

It is delightful!"
Это прелесть!
And the talkative Dolgorukov, turning now to Boris, now to Prince Andrew, told how Bonaparte wishing to test Markov, our ambassador, purposely dropped a handkerchief in front of him and stood looking at Markov, probably expecting Markov to pick it up for him, and how Markov immediately dropped his own beside it and picked it up without touching Bonaparte's.
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
"Delightful!" said Bolkonski.
"But I have come to you, Prince, as a petitioner on behalf of this young man.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека.
You see..." but before Prince Andrew could finish, an aide-de-camp came in to summon Dolgorukov to the Emperor.
Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
"Oh, what a nuisance," said Dolgorukov, getting up hurriedly and pressing the hands of Prince Andrew and Boris.
"You know I should be very glad to do all in my power both for you and for this dear young man."
Again he pressed the hand of the latter with an expression of good-natured, sincere, and animated levity.
"But you see... another time!"
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Boris was excited by the thought of being so close to the higher powers as he felt himself to be at that moment.
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя.
He was conscious that here he was in contact with the springs that set in motion the enormous movements of the mass of which in his regiment he felt himself a tiny, obedient, and insignificant atom.
Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью.
They followed Prince Dolgorukov out into the corridor and met—coming out of the door of the Emperor's room by which Dolgorukov had entered—a short man in civilian clothes with a clever face and sharply projecting jaw which, without spoiling his face, gave him a peculiar vivacity and shiftiness of expression.
Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения.
This short man nodded to Dolgorukov as to an intimate friend and stared at Prince Andrew with cool intensity, walking straight toward him and evidently expecting him to bow or to step out of his way.
Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально‑холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу.
Prince Andrew did neither: a look of animosity appeared on his face and the other turned away and went down the side of the corridor.
Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
"Who was that?" asked Boris.
– Кто это? – спросил Борис.
"He is one of the most remarkable, but to me most unpleasant of men—the Minister of Foreign Affairs, Prince Adam Czartoryski....
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей.
Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
скачать в HTML/PDF
share