5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 75 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Toward evening Dolgorukov came back, went straight to the Tsar, and remained alone with him for a long time.
Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине.
On the eighteenth and nineteenth of November, the army advanced two days' march and the enemy's outposts after a brief interchange of shots retreated.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и неприятельские аванпосты после коротких перестрелок отступали.
In the highest army circles from midday on the nineteenth, a great, excitedly bustling activity began which lasted till the morning of the twentieth, when the memorable battle of Austerlitz was fought.
В высших сферах армии с полдня 19‑го числа началось сильное хлопотливо‑возбужденное движение, продолжавшееся до утра следующего дня, 20‑го ноября, в который дано было столь памятное Аустерлицкое сражение.
Till midday on the nineteenth, the activity—the eager talk, running to and fro, and dispatching of adjutants—was confined to the Emperor's headquarters.
But on the afternoon of that day, this activity reached Kutuzov's headquarters and the staffs of the commanders of columns.
До полудня 19 числа движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной главной квартирой императоров; после полудня того же дня движение передалось в главную квартиру Кутузова и в штабы колонных начальников.
By evening, the adjutants had spread it to all ends and parts of the army, and in the night from the nineteenth to the twentieth, the whole eighty thousand allied troops rose from their bivouacs to the hum of voices, and the army swayed and started in one enormous mass six miles long.
Вечером через адъютантов разнеслось это движение по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 поднялась с ночлегов, загудела говором и заколыхалась и тронулась громадным девятиверстным холстом 80‑титысячная масса союзного войска.
The concentrated activity which had begun at the Emperor's headquarters in the morning and had started the whole movement that followed was like the first movement of the main wheel of a large tower clock.
Сосредоточенное движение, начавшееся поутру в главной квартире императоров и давшее толчок всему дальнейшему движению, было похоже на первое движение серединного колеса больших башенных часов.
One wheel slowly moved, another was set in motion, and a third, and wheels began to revolve faster and faster, levers and cogwheels to work, chimes to play, figures to pop out, and the hands to advance with regular motion as a result of all that activity.
Медленно двинулось одно колесо, повернулось другое, третье, и всё быстрее и быстрее пошли вертеться колеса, блоки, шестерни, начали играть куранты, выскакивать фигуры, и мерно стали подвигаться стрелки, показывая результат движения.
Just as in the mechanism of a clock, so in the mechanism of the military machine, an impulse once given leads to the final result; and just as indifferently quiescent till the moment when motion is transmitted to them are the parts of the mechanism which the impulse has not yet reached.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, так же неудержимо до последнего результата раз данное движение, и так же безучастно неподвижны, за момент до передачи движения, части механизма, до которых еще не дошло дело.
Wheels creak on their axles as the cogs engage one another and the revolving pulleys whirr with the rapidity of their movement, but a neighboring wheel is as quiet and motionless as though it were prepared to remain so for a hundred years; but the moment comes when the lever catches it and obeying the impulse that wheel begins to creak and joins in the common motion the result and aim of which are beyond its ken.
Свистят на осях колеса, цепляясь зубьями, шипят от быстроты вертящиеся блоки, а соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово простоять этою неподвижностью; но пришел момент – зацепил рычаг, и, покоряясь движению, трещит, поворачиваясь, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
скачать в HTML/PDF
share