5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 76 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Just as in a clock, the result of the complicated motion of innumerable wheels and pulleys is merely a slow and regular movement of the hands which show the time, so the result of all the complicated human activities of 160,000 Russians and French—all their passions, desires, remorse, humiliations, sufferings, outbursts of pride, fear, and enthusiasm—was only the loss of the battle of Austerlitz, the so-called battle of the three Emperors—that is to say, a slow movement of the hand on the dial of human history.
Как в часах результат сложного движения бесчисленных различных колес и блоков есть только медленное и уравномеренное движение стрелки, указывающей время, так и результатом всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов – всех страстей, желаний, раскаяний, унижений, страданий, порывов гордости, страха, восторга этих людей – был только проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемого сражения трех императоров, т. е. медленное передвижение всемирно‑исторической стрелки на циферблате истории человечества.
Prince Andrew was on duty that day and in constant attendance on the commander in chief.
Князь Андрей был в этот день дежурным и неотлучно при главнокомандующем.
At six in the evening, Kutuzov went to the Emperor's headquarters and after staying but a short time with the Tsar went to see the grand marshal of the court, Count Tolstoy.
В 6‑м часу вечера Кутузов приехал в главную квартиру императоров и, недолго пробыв у государя, пошел к обер‑гофмаршалу графу Толстому.
Bolkonski took the opportunity to go in to get some details of the coming action from Dolgorukov.
Болконский воспользовался этим временем, чтобы зайти к Долгорукову узнать о подробностях дела.
He felt that Kutuzov was upset and dissatisfied about something and that at headquarters they were dissatisfied with him, and also that at the Emperor's headquarters everyone adopted toward him the tone of men who know something others do not know: he therefore wished to speak to Dolgorukov.
Князь Андрей чувствовал, что Кутузов чем‑то расстроен и недоволен, и что им недовольны в главной квартире, и что все лица императорской главной квартиры имеют с ним тон людей, знающих что‑то такое, чего другие не знают; и поэтому ему хотелось поговорить с Долгоруковым.
"Well, how d'you do, my dear fellow?" said Dolgorukov, who was sitting at tea with Bilibin.
"The fete is for tomorrow.
– Ну, здравствуйте, mon cher, – сказал Долгоруков, сидевший с Билибиным за чаем. – Праздник на завтра.
How is your old fellow?
Out of sorts?"
Что ваш старик? не в духе?
"I won't say he is out of sorts, but I fancy he would like to be heard."
– Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали.
"But they heard him at the council of war and will hear him when he talks sense, but to temporize and wait for something now when Bonaparte fears nothing so much as a general battle is impossible."
– Да его слушали на военном совете и будут слушать, когда он будет говорить дело; но медлить и ждать чего‑то теперь, когда Бонапарт боится более всего генерального сражения, – невозможно.
"Yes, you have seen him?" said Prince Andrew.
"Well, what is Bonaparte like?
– Да вы его видели? – сказал князь Андрей. – Ну, что Бонапарт?
How did he impress you?"
Какое впечатление он произвел на вас?
"Yes, I saw him, and am convinced that he fears nothing so much as a general engagement," repeated Dolgorukov, evidently prizing this general conclusion which he had arrived at from his interview with Napoleon.
"If he weren't afraid of a battle why did he ask for that interview?
Why negotiate, and above all why retreat, when to retreat is so contrary to his method of conducting war?
– Да, видел и убедился, что он боится генерального сражения более всего на свете, – повторил Долгоруков, видимо, дорожа этим общим выводом, сделанным им из его свидания с Наполеоном. – Ежели бы он не боялся сражения, для чего бы ему было требовать этого свидания, вести переговоры и, главное, отступать, тогда как отступление так противно всей его методе ведения войны?
скачать в HTML/PDF
share