5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

"Whatever are you bothering about, gentlemen?" said Bilibin, who, till then, had listened with an amused smile to their conversation and now was evidently ready with a joke.
"Whether tomorrow brings victory or defeat, the glory of our Russian arms is secure.
– И о чем вы заботитесь, господа? – сказал Билибин, до сих пор с веселой улыбкой слушавший их разговор и теперь, видимо, собираясь пошутить. – Будет ли завтра победа или поражение, слава русского оружия застрахована.
Except your Kutuzov, there is not a single Russian in command of a column!
Кроме вашего Кутузова, нет ни одного русского начальника колонн.
The commanders are: Herr General Wimpfen, le Comte de Langeron, le Prince de Lichtenstein, le Prince, de Hohenlohe, and finally Prishprish, and so on like all those Polish names."
Начальники: Неrr général Wimpfen, le comte de Langeron, le prince de Lichtenstein, le prince de Hohenloe et enfin Prsch… prsch… et ainsi de suite, comme tous les noms polonais. [Вимпфен, граф Ланжерон, князь Лихтенштейн, Гогенлое и еще Пришпршипрш, как все польские имена.]
"Be quiet, backbiter!" said Dolgorukov.
"It is not true; there are now two Russians, Miloradovich, and Dokhturov, and there would be a third, Count Arakcheev, if his nerves were not too weak."
– Taisez vous, mauvaise langue, [Удержите ваше злоязычие.] – сказал Долгоруков. – Неправда, теперь уже два русских: Милорадович и Дохтуров, и был бы 3‑й, граф Аракчеев, но у него нервы слабы.
"However, I think General Kutuzov has come out," said Prince Andrew.
"I wish you good luck and success, gentlemen!" he added and went out after shaking hands with Dolgorukov and Bilibin.
– Однако Михаил Иларионович, я думаю, вышел, – сказал князь Андрей. – Желаю счастия и успеха, господа, – прибавил он и вышел, пожав руки Долгорукову и Бибилину.
On the way home, Prince Andrew could not refrain from asking Kutuzov, who was sitting silently beside him, what he thought of tomorrow's battle.
Возвращаясь домой, князь Андрей не мог удержаться, чтобы не спросить молчаливо сидевшего подле него Кутузова, о том, что он думает о завтрашнем сражении?
Kutuzov looked sternly at his adjutant and, after a pause, replied:
Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил:
"I think the battle will be lost, and so I told Count Tolstoy and asked him to tell the Emperor.
– Я думаю, что сражение будет проиграно, и я так сказал графу Толстому и просил его передать это государю.
What do you think he replied?
Что же, ты думаешь, он мне ответил?
'But, my dear general, I am engaged with rice and cutlets, look after military matters yourself!'
Yes...
That was the answer I got!"
Eh, mon cher général, je me mêle de riz et des et côtelettes, mêlez vous des affaires de la guerre. [И, любезный генерал!
Я занят рисом и котлетами, а вы занимайтесь военными делами.] Да… Вот что мне отвечали!
CHAPTER XII
XII
Shortly after nine o'clock that evening, Weyrother drove with his plans to Kutuzov's quarters where the council of war was to be held.
В 10‑м часу вечера Вейротер с своими планами переехал на квартиру Кутузова, где и был назначен военный совет.
All the commanders of columns were summoned to the commander in chief's and with the exception of Prince Bagration, who declined to come, were all there at the appointed time.
Все начальники колонн были потребованы к главнокомандующему, и, за исключением князя Багратиона, который отказался приехать, все явились к назначенному часу.
Weyrother, who was in full control of the proposed battle, by his eagerness and briskness presented a marked contrast to the dissatisfied and drowsy Kutuzov, who reluctantly played the part of chairman and president of the council of war.
Вейротер, бывший полным распорядителем предполагаемого сражения, представлял своею оживленностью и торопливостью резкую противоположность с недовольным и сонным Кутузовым, неохотно игравшим роль председателя и руководителя военного совета.
Weyrother evidently felt himself to be at the head of a movement that had already become unrestrainable.
Вейротер, очевидно, чувствовал себя во главе.движения, которое стало уже неудержимо.
He was like a horse running downhill harnessed to a heavy cart.
Он был, как запряженная лошадь, разбежавшаяся с возом под гору.
скачать в HTML/PDF
share