5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 82 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

When the monotonous sound of Weyrother's voice ceased, Kutuzov opened his eye as a miller wakes up when the soporific drone of the mill wheel is interrupted.
He listened to what Langeron said, as if remarking,
"So you are still at that silly business!" quickly closed his eye again, and let his head sink still lower.
Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Langeron, trying as virulently as possible to sting Weyrother's vanity as author of the military plan, argued that Bonaparte might easily attack instead of being attacked, and so render the whole of this plan perfectly worthless.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною.
Weyrother met all objections with a firm and contemptuous smile, evidently prepared beforehand to meet all objections be they what they might.
Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
"If he could attack us, he would have done so today," said he.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
"So you think he is powerless?" said Langeron.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
"He has forty thousand men at most," replied Weyrother, with the smile of a doctor to whom an old wife wishes to explain the treatment of a case.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
"In that case he is inviting his doom by awaiting our attack," said Langeron, with a subtly ironical smile, again glancing round for support to Miloradovich who was near him.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
But Miloradovich was at that moment evidently thinking of anything rather than of what the generals were disputing about.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
"Ma foi!" said he, "tomorrow we shall see all that on the battlefield."
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Weyrother again gave that smile which seemed to say that to him it was strange and ridiculous to meet objections from Russian generals and to have to prove to them what he had not merely convinced himself of, but had also convinced the sovereign Emperors of.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи‑императоры.
"The enemy has quenched his fires and a continual noise is heard from his camp," said he.
"What does that mean?
Either he is retreating, which is the only thing we need fear, or he is changing his position." (He smiled ironically.)
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся).
"But even if he also took up a position in the Thuerassa, he merely saves us a great deal of trouble and all our arrangements to the minutest detail remain the same."
Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
"How is that?..." began Prince Andrew, who had for long been waiting an opportunity to express his doubts.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
скачать в HTML/PDF
share