StudyEnglishWords

5#

Гордость и предубеждение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Гордость и предубеждение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 315 из 335  ←предыдущая следующая→ ...

"I am sorry, exceedingly sorry," replied Darcy, in a tone of surprise and emotion, "that you have ever been informed of what may, in a mistaken light, have given you uneasiness.
— Мне неприятно, право же, очень неприятно, что вы об этом узнали, — растерянно ответил Дарси.
— Представленные в неверном свете, эти сведения могли вас напрасно обеспокоить.
I did not think Mrs. Gardiner was so little to be trusted."
Я не предполагал, что миссис Гардинер так мало заслуживает доверия.
"You must not blame my aunt.
— О нет, вам вовсе не следует сердиться на мою тетушку.
Lydia's thoughtlessness first betrayed to me that you had been concerned in the matter; and, of course, I could not rest till I knew the particulars.
Ваше участие в этом деле мне стало известно прежде всего благодаря легкомыслию Лидии.
И, разумеется, я не могла спать спокойно, пока мне не удалось разузнать подробности.
Let me thank you again and again, in the name of all my family, for that generous compassion which induced you to take so much trouble, and bear so many mortifications, for the sake of discovering them."
Итак, все же позвольте еще раз вполне серьезно поблагодарить вас от лица всей нашей семьи за великодушие, с которым вы приняли на себя так много хлопот и перенесли столько неприятностей в поисках беглецов.
"If you will thank me," he replied, "let it be for yourself alone.
— Если вам непременно нужно меня благодарить, — ответил он, — пусть это исходит от вас одной.
That the wish of giving happiness to you might add force to the other inducements which led me on, I shall not attempt to deny.
Я не могу отрицать, что желание вас порадовать было одной из причин, побудивших меня вмешаться.
But your family owe me nothing.
Much as I respect them, I believe I thought only of you."
Остальные члены вашей семьи, при всем моем к ним уважении, не обязаны мне ничем — я думал только о вас.
Elizabeth was too much embarrassed to say a word.
Элизабет была слишком смущена, чтобы что-то сказать.
After a short pause, her companion added,
После непродолжительного молчания ее спутник добавил:
"You are too generous to trifle with me.
— Вы слишком великодушны, чтобы играть моим сердцем.
If your feelings are still what they were last April, tell me so at once.
Если ваше отношение ко мне с тех пор, как мы с вами разговаривали в апреле, не изменилось, скажите сразу.
My affections and wishes are unchanged, but one word from you will silence me on this subject for ever."
Мои чувства и все мои помыслы неизменны.
Но вам достаточно произнести слово, и я больше не заговорю о них никогда.
Elizabeth, feeling all the more than common awkwardness and anxiety of his situation, now forced herself to speak; and immediately, though not very fluently, gave him to understand that her sentiments had undergone so material a change, since the period to which he alluded, as to make her receive with gratitude and pleasure his present assurances.
Всей душой понимая неловкость его положения, Элизабет заставила себя ответить.
И сразу, хоть и не очень красноречиво, она дала ему понять, что за истекшее время стала смотреть на него совсем по-другому .и теперь с благодарностью и радостью принимает его сегодняшние заверения.
The happiness which this reply produced, was such as he had probably never felt before; and he expressed himself on the occasion as sensibly and as warmly as a man violently in love can be supposed to do.
Такого ощущения счастья, которое при этом его охватило, он еще никогда не испытывал.
И он постарался выразить его столь пламенными и глубоко прочувствованными словами, какие могли найтись только у человека, охваченного истинной страстью.
Had Elizabeth been able to encounter his eye, she might have seen how well the expression of heartfelt delight, diffused over his face, became him; but, though she could not look, she could listen, and he told her of feelings, which, in proving of what importance she was to him, made his affection every moment more valuable.
Если бы Элизабет была способна взглянуть ему в глаза, она увидела бы, как красило его выражение искреннего восторга.
Но хотя она не осмеливалась на него смотреть, она могла его слушать.
И пока он высказывал ей, как много она для него значила, его привязанность к ней становилась для нее все дороже и дороже.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 23 оценках: 4 из 5 1