5#

Гордость и предубеждение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Гордость и предубеждение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 695 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 328 из 335  ←предыдущая следующая→ ...

"How could you begin?" said she.
— С чего это началось? — спросила она.
"I can comprehend your going on charmingly, when you had once made a beginning; but what could set you off in the first place?"
— Я представляю себе дальнейший ход, но что послужило первым толчком?
— Мне теперь трудно назвать определенный час, или место, или взгляд, или слово, когда был сделан первый шаг.
"I cannot fix on the hour, or the spot, or the look, or the words, which laid the foundation.
Слишком это было давно.
И я понял, что со мной происходит, только тогда, когда уже был на середине пути.
It is too long ago.
I was in the middle before I knew that I had begun."
— Не правда ли, сначала моя внешность вам не понравилась?
"My beauty you had early withstood, and as for my manners—my behaviour to you was at least always bordering on the uncivil, and I never spoke to you without rather wishing to give you pain than not.
А что касается моих манер, — мое обращение с вами всегда было на грани невежливого.
Не было случая, чтобы, разговаривая с вами, я не старалась вам досадить.
Now be sincere; did you admire me for my impertinence?"
В самом деле, не влюбились ли вы в меня за мою дерзость?
"For the liveliness of your mind, I did."
— Я полюбил вас за ваш живой ум.
"You may as well call it impertinence at once.
— Вы вполне можете называть это дерзостью.
It was very little less.
Да оно почти так и было.
The fact is, that you were sick of civility, of deference, of officious attention.
Ведь в том дело и заключалось, что вам опротивели любезность, внимательность и угодничество, с которыми к вам относились все окружающие.
You were disgusted with the women who were always speaking, and looking, and thinking for your approbation alone.
Вас тошнило от женщин, у которых в мыслях, в глазах и на языке была лишь забота о том, как бы заслужить вашу благосклонность.
I roused, and interested you, because I was so unlike them.
Я привлекла к себе ваше внимание и интерес именно тем, что оказалась вовсе на них не похожей.
Had you not been really amiable, you would have hated me for it; but in spite of the pains you took to disguise yourself, your feelings were always noble and just; and in your heart, you thoroughly despised the persons who so assiduously courted you.
Не будь у вас золотого сердца, вы бы меня за это возненавидели.
Но при всех ваших стараниях скрыть свою истинную натуру чувства ваши всегда были благородны и справедливы.
И в душе вы питали глубокое презрение ко всем, кто за вами так прилежно ухаживал.
There—I have saved you the trouble of accounting for it; and really, all things considered, I begin to think it perfectly reasonable.
Что ж — вот я и избавила вас от труда давать мне какие-нибудь объяснения.
В самом деле, принимая во внимание все обстоятельства, то, что я говорю, кажется мне разумным.
To be sure, you knew no actual good of me—but nobody thinks of that when they fall in love."
Конечно, о настоящих моих достоинствах вы и не подозреваете.
Но ведь, когда влюбляются, о них и не думают.
"Was there no good in your affectionate behaviour to Jane while she was ill at Netherfield?"
— Разве вы не доказали свою доброту, нежно заботясь о Джейн во время ее болезни в Незерфилде?
"Dearest Jane! who could have done less for her?
— Джейн — ангел!
Кто бы не сделал для нее того же?
But make a virtue of it by all means.
Впрочем, пусть вам это кажется добродетелью.
My good qualities are under your protection, and you are to exaggerate them as much as possible; and, in return, it belongs to me to find occasions for teasing and quarrelling with you as often as may be; and I shall begin directly by asking you what made you so unwilling to come to the point at last.
Мои хорошие качества находятся теперь под вашей опекой, и вам следует превозносить их как можно больше.
А мне подобает выискивать в ответ любые поводы для того, чтобы с вами ссориться и вас поддразнивать.
И я собираюсь приступить к этому без промедления.
Позвольте-ка спросить — почему вы так долго уклонялись от решительного объяснения?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 24 оценках: 4 из 5 1