5#

Граф Монте Кристо 1 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 1 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 184 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

In the meanwhile the hours passed, if not rapidly, at least tolerably.
Между тем время проходило не то чтобы незаметно, но во всяком случае сносно.
Faria, as we have said, without having recovered the use of his hand and foot, had regained all the clearness of his understanding, and had gradually, besides the moral instructions we have detailed, taught his youthful companion the patient and sublime duty of a prisoner, who learns to make something from nothing.
Фариа, как мы уже говорили, хоть и был разбит параличом, снова обрел прежнюю ясность ума и мало-помалу научил своего молодого товарища, кроме отвлеченных наук, о которых уже шла речь, тому терпеливому и высокому искусству узника, которое состоит в том, чтобы делать что-нибудь из ничего.
They were thus perpetually employed,—Faria, that he might not see himself grow old; Dantes, for fear of recalling the almost extinct past which now only floated in his memory like a distant light wandering in the night.
Они постоянно были чем-нибудь заняты, Фариа – страшась старости, Дантес – чтобы не вспоминать о своем прошлом, почти угасшем и мерцавшем в глубине его памяти лишь как далекий огонек, затерянный в ночи.
So life went on for them as it does for those who are not victims of misfortune and whose activities glide along mechanically and tranquilly beneath the eye of providence.
И жизнь их походила на жизнь людей, устоявших перед несчастьем, которая течет спокойно и размеренно под оком провидения.
But beneath this superficial calm there were in the heart of the young man, and perhaps in that of the old man, many repressed desires, many stifled sighs, which found vent when Faria was left alone, and when Edmond returned to his cell.
Но под этим наружным спокойствием в сердце юноши, а быть может, и в сердце старика таились насильно сдерживаемые душевные порывы; быть может, подавленный стон вырывался у них из груди, когда Фариа оставался один и Эдмон возвращался в свою камеру.
One night Edmond awoke suddenly, believing that he heard some one calling him.
Однажды ночью Эдмон внезапно проснулся; ему почудилось, что кто-то зовет его.
He opened his eyes upon utter darkness.
Напрягая зрение, он пытался проникнуть в ночной мрак.
His name, or rather a plaintive voice which essayed to pronounce his name, reached him.
Он услышал свое имя или, вернее, жалобный голос, силившийся произнести его.
He sat up in bed and a cold sweat broke out upon his brow.
Он приподнялся на кровати и, похолодев от страха, начал прислушиваться.
Undoubtedly the call came from Faria's dungeon.
Сомнения не было: стон доносился из подземелья аббата.
"Alas," murmured Edmond; "can it be?"
– Великий боже! – прошептал Дантес. – Неужели?..
He moved his bed, drew up the stone, rushed into the passage, and reached the opposite extremity; the secret entrance was open.
Он отодвинул кровать, вынул камень, бросился в подкоп и дополз до противоположного конца: плита была поднята.
By the light of the wretched and wavering lamp, of which we have spoken, Dantes saw the old man, pale, but yet erect, clinging to the bedstead.
При тусклом свете самодельной плошки, о которой мы уже говорили, Эдмон увидел старика: он был мертвенно-бледен и едва стоял на ногах, держась за кровать.
His features were writhing with those horrible symptoms which he already knew, and which had so seriously alarmed him when he saw them for the first time.
Черты его лица были обезображены теми зловещими признаками, которые были уже знакомы Эдмону и которые так испугали его, когда он увидел их в первый раз.
"Alas, my dear friend," said Faria in a resigned tone, "you understand, do you not, and I need not attempt to explain to you?"
– Вы понимаете, друг мой, – коротко произнес Фариа. – Мне не нужно объяснять вам.
Edmond uttered a cry of agony, and, quite out of his senses, rushed towards the door, exclaiming,
Эдмон застонал и, обезумев от горя, бросился к двери с криком:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1