5#

Джейн Эйр. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джейн Эйр". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 195 из 511  ←предыдущая следующая→ ...

Theodore, do you remember those merry days?”
Теодор, ты помнишь это веселое время?
“Yaas, to be sure I do,” drawled Lord Ingram; “and the poor old stick used to cry out
- Да, конечно, помню, - грассируя, отозвался лорд Ингрэм.
- Бедная старушенция обычно кричала:
‘Oh you villains childs!’—and then we sermonised her on the presumption of attempting to teach such clever blades as we were, when she was herself so ignorant.”
"Ах, гадкие дети!"
А тогда мы начинали читать ей нотации за то, что она дерзает учить таких умных детей, как мы, а сама так невежественна.
“We did; and, Tedo, you know, I helped you in prosecuting (or persecuting) your tutor, whey-faced Mr. Vining—the parson in the pip, as we used to call him.
- Да, я помню.
А потом, Тедо, я помогала тебе изводить твоего учителя, этого бедного мистера Вининга, ходячую проповедь, как мы его звали.
He and Miss Wilson took the liberty of falling in love with each other—at least Tedo and I thought so; we surprised sundry tender glances and sighs which we interpreted as tokens of ‘la belle passion,’ and I promise you the public soon had the benefit of our discovery; we employed it as a sort of lever to hoist our dead-weights from the house.
Он и мисс Уилсон осмелились влюбиться друг в друга, - по крайней мере мы с Тедо так решили.
Нам удалось подметить нежные взгляды и вздохи, которые казались нам признаками de la belle passion [нежных чувств (фр.)], и все скоро узнали о нашем открытии.
Мы воспользовались им для того, чтобы выжить их из нашего дома.
Dear mama, there, as soon as she got an inkling of the business, found out that it was of an immoral tendency.
Мамочка, как только узнала об этой истории, усмотрела в ней безнравственные тенденции.
Did you not, my lady-mother?”
Разве не так, леди мать?
“Certainly, my best.
And I was quite right: depend on that: there are a thousand reasons why liaisons between governesses and tutors should never be tolerated a moment in any well-regulated house; firstly—”
- Разумеется, душа моя, и я была права.
Поверь, существует тысяча причин, по которым любовные интрижки между гувернантками и учителями не могут быть допущены ни на мгновение ни в одном порядочном доме.
Во-первых...
“Oh, gracious, mama!
Spare us the enumeration!
- Помилосердствуй, мама, избавь нас от перечислений.
Au reste, we all know them: danger of bad example to innocence of childhood; distractions and consequent neglect of duty on the part of the attached—mutual alliance and reliance; confidence thence resulting—insolence accompanying—mutiny and general blow-up.
Право же, мы сами все это знаем: опасность дурного примера для невинных детских душ, рассеянность влюбленных - и отсюда пренебрежение своими обязанностями; затем взаимное их понимание и поддержка, а отсюда дерзость, мятеж и полный беспорядок.
Am I right, Baroness Ingram, of Ingram Park?”
Я права, баронесса Ингрэм из Ингрэм-парка?
“My lily-flower, you are right now, as always.”
- Мой чистый ангел, ты права, как всегда.
“Then no more need be said: change the subject.”
- Тогда не о чем больше и говорить.
Давайте переменим тему.
Amy Eshton, not hearing or not heeding this dictum, joined in with her soft, infantine tone:
Эми Эштон, которая не слышала или не обратила внимания на этот приказ, заявила своим кротким голоском маленькой девочки:
“Louisa and I used to quiz our governess too; but she was such a good creature, she would bear anything: nothing put her out.
- А мы с Луизой тоже дразнили нашу гувернантку, но она была так добра, что все решительно переносила.
Ничем нельзя ее было вывести из себя.
She was never cross with us; was she, Louisa?”
Она никогда на нас не сердилась.
Ведь верно, Луиза?
“No, never: we might do what we pleased; ransack her desk and her workbox, and turn her drawers inside out; and she was so good-natured, she would give us anything we asked for.”
- Никогда!
Мы могли делать что угодно: шарить в ее столе или рабочей корзинке, все перевернуть вверх дном в ее ящиках.
Она была так добродушна, что давала нам все, чего бы мы ни попросили.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 18 оценках: 4 из 5 1