5#

Джейн Эйр. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джейн Эйр". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 203 из 511  ←предыдущая следующая→ ...

I have told you, reader, that I had learnt to love Mr. Rochester: I could not unlove him now, merely because I found that he had ceased to notice me—because I might pass hours in his presence, and he would never once turn his eyes in my direction—because I saw all his attentions appropriated by a great lady, who scorned to touch me with the hem of her robes as she passed; who, if ever her dark and imperious eye fell on me by chance, would withdraw it instantly as from an object too mean to merit observation.
Я уже говорила вам, читатель, что привыкла восхищаться мистером Рочестером.
Так не могла же я перемениться к нему только оттого, что он перестал на меня обращать внимание и все это время ни разу не взглянул в мою сторону; оттого, что все его внимание было приковано к знатной даме, которая настолько презирала меня, что опасалась задеть краем платья, а если случайно взор ее темных и властных глаз падал на меня, тотчас же отводила его, словно я была недостойна даже ее взгляда.
I could not unlove him, because I felt sure he would soon marry this very lady—because I read daily in her a proud security in his intentions respecting her—because I witnessed hourly in him a style of courtship which, if careless and choosing rather to be sought than to seek, was yet, in its very carelessness, captivating, and in its very pride, irresistible.
Не могла же я перемениться к нему оттого, что знала о его предстоящем браке с упомянутой дамой и ежедневно видела подтверждение этому в ее горделивой уверенности, что так и будет, оттого, что я видела его ухаживания за ней, - правда, он ухаживал на особый лад - небрежно, словно вызывая ее на то, чтобы она сама искала его внимания.
Но тем больше было в этой небрежности обаяния, а в этой гордости - какой-то притягательной силы.
There was nothing to cool or banish love in these circumstances, though much to create despair.
Нет, во всем этом не было ничего, что могло бы охладить или изгнать любовь, но достаточно для того, чтобы вызвать отчаяние.
Much too, you will think, reader, to engender jealousy: if a woman, in my position, could presume to be jealous of a woman in Miss Ingram’s.
А также - скажете вы, читатель, - чтобы пробудить ревность.
Но разве женщина в моем положении могла ревновать к женщине, подобной мисс Ингрэм?
But I was not jealous: or very rarely;—the nature of the pain I suffered could not be explained by that word.
Нет, я не ревновала.
Ту боль, которую я испытывала, трудно назвать этим словом.
Miss Ingram was a mark beneath jealousy: she was too inferior to excite the feeling.
Мисс Ингрэм не стоила ревности, она была слишком ничтожна, чтобы вызывать подобное чувство.
Pardon the seeming paradox; I mean what I say.
Простите мне этот кажущийся парадокс, но я имею в виду именно то, что сказала.
She was very showy, but she was not genuine: she had a fine person, many brilliant attainments; but her mind was poor, her heart barren by nature: nothing bloomed spontaneously on that soil; no unforced natural fruit delighted by its freshness.
Она казалась очень эффектной, но лишенной всякой естественности; она обладала красивой внешностью, была блестяще образованна, но ее ум был беден и сердце черство; ничто не произрастало на этой почве, никакие плоды не могли освежить вас здесь своей сочностью.
She was not good; she was not original: she used to repeat sounding phrases from books: she never offered, nor had, an opinion of her own.
Она не была добра; в ней не чувствовалось ничего своего, она повторяла книжные фразы, но никогда не отстаивала собственных убеждений, да и не имела их.
She advocated a high tone of sentiment; but she did not know the sensations of sympathy and pity; tenderness and truth were not in her.
Она толковала о высоких чувствах, но участие и жалость были чужды ей, а также нежность и правдивость.
Too often she betrayed this, by the undue vent she gave to a spiteful antipathy she had conceived against little Adèle: pushing her away with some contumelious epithet if she happened to approach her; sometimes ordering her from the room, and always treating her with coldness and acrimony.
В этом смысле она то и дело выдавала себя, - хотя бы, например, тем, с каким презрением и недоброжелательством относилась к маленькой Адели.
Она вечно отсылала ее от себя с каким-нибудь обидным словом, если девочка слишком приближалась к ней, а иногда просто выгоняла из комнаты и обращалась с ней холодно и насмешливо.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 18 оценках: 4 из 5 1