StudyEnglishWords

5#

Джейн Эйр. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джейн Эйр". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 221 из 511  ←предыдущая следующая→ ...

That feature too is propitious.
Его форма тоже благоприятствует счастливой судьбе.
“I see no enemy to a fortunate issue but in the brow; and that brow professes to say,—‘I can live alone, if self-respect, and circumstances require me so to do.
Я вижу только одного врага этого счастья - лоб; лоб как будто говорит:
"Я могу жить и одна, если уважение к себе и обстоятельства этого потребуют.
I need not sell my soul to buy bliss.
Мне незачем ради блаженства продавать свою душу.
I have an inward treasure born with me, which can keep me alive if all extraneous delights should be withheld, or offered only at a price I cannot afford to give.’
У меня в груди есть тайное сокровище, дарованное мне с самого рождения; оно поддержит мою жизнь, даже если мне будет отказано во всех внешних радостях или если за них придется заплатить тем, что для меня всего дороже".
The forehead declares,
Этот лоб заявляет:
‘Reason sits firm and holds the reins, and she will not let the feelings burst away and hurry her to wild chasms.
"Здесь разум крепко сидит в седле и держит в руках поводья, он не позволит чувствам вырваться вперед и увлечь его на какое-нибудь безрассудство.
The passions may rage furiously, like true heathens, as they are; and the desires may imagine all sorts of vain things: but judgment shall still have the last word in every argument, and the casting vote in every decision.
Пусть страсти беснуются в душе, как истые язычники, во всей своей первобытной силе, пусть желания рисуют тысячу суетных картин, но в каждом случае последнее слово будет принадлежать трезвому суждению, и только разум будет решать.
Strong wind, earthquake-shock, and fire may pass by: but I shall follow the guiding of that still small voice which interprets the dictates of conscience.’
Пусть мне угрожают бури, землетрясения и пожары, я всегда буду следовать этому тихому тайному голосу, послушная велениям совести".
“Well said, forehead; your declaration shall be respected.
Хорошо сказано, лоб, с твоим заявлением будут считаться.
I have formed my plans—right plans I deem them—and in them I have attended to the claims of conscience, the counsels of reason.
Твои планы - честные планы, они в согласии с голосом совести и советами разума.
I know how soon youth would fade and bloom perish, if, in the cup of bliss offered, but one dreg of shame, or one flavour of remorse were detected; and I do not want sacrifice, sorrow, dissolution—such is not my taste.
Я знаю, как скоро молодость увянет и цвет ее поблекнет, если в поднесенной ей чаше счастья будет хотя бы одна капля стыда, хотя бы привкус угрызения.
I wish to foster, not to blight—to earn gratitude, not to wring tears of blood—no, nor of brine: my harvest must be in smiles, in endearments, in sweet—That will do.
А я не желаю ни жертв, ни горя, ни уныния, - это меня не привлекает.
Я хочу исцелять, а не разрушать, заслужить благодарность, а не вызывать горькие слезы, - нет, ни одной!
Пусть я пожну улыбки, радость, нежность, - вот чего я хочу.
Но довольно!
I think I rave in a kind of exquisite delirium.
Мне кажется, я в каком-то сладостном бреду.
I should wish now to protract this moment ad infinitum; but I dare not.
О, если бы продлить эту минуту навеки, но я не дерзаю.
So far I have governed myself thoroughly.
Я еще крепко держу себя в руках.
I have acted as I inwardly swore I would act; but further might try me beyond my strength.
Я не преступлю данной мною клятвы, но это может превзойти мои силы.
Rise, Miss Eyre: leave me; the play is played out’.”
Встаньте, мисс Эйр, оставьте меня.
Представление окончено.
Where was I?
Где я?
Did I wake or sleep?
Не сон ли это?
Had I been dreaming?
Или я спала?
Did I dream still?
Или я до сих пор грежу?
The old woman’s voice had changed: her accent, her gesture, and all were familiar to me as my own face in a glass—as the speech of my own tongue.
Голос старухи внезапно изменился.
Ее интонация, ее жесты - все в ней вдруг показалось мне знакомым, как мое собственное лицо в зеркале, как слова, произносимые моими собственными устами.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 16 оценках: 4 из 5 1