StudyEnglishWords

5#

Джейн Эйр. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джейн Эйр". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 329 из 511  ←предыдущая следующая→ ...

I then sat down: I felt weak and tired.
Потом села на стул Меня охватили мучительная слабость и усталость.
I leaned my arms on a table, and my head dropped on them.
And now I thought: till now I had only heard, seen, moved—followed up and down where I was led or dragged—watched event rush on event, disclosure open beyond disclosure: but now, I thought.
Я сложила руки на столе, опустила на них голову и погрузилась в размышления; до этой минуты я только слушала, смотрела, двигалась, ходила туда и сюда или давала вести себя, наблюдая, как событие следует за событием и за одной тайной разверзается другая; но теперь я стала раздумывать.
The morning had been a quiet morning enough—all except the brief scene with the lunatic: the transaction in the church had not been noisy; there was no explosion of passion, no loud altercation, no dispute, no defiance or challenge, no tears, no sobs: a few words had been spoken, a calmly pronounced objection to the marriage made; some stern, short questions put by Mr. Rochester; answers, explanations given, evidence adduced; an open admission of the truth had been uttered by my master; then the living proof had been seen; the intruders were gone, and all was over.
В общем утро было довольно спокойное, кроме короткой сцены с сумасшедшей.
Весь эпизод в церкви совершился бесшумно, не было ни взрыва страстей, ни громких споров, вызовов или оскорблений, не было слез и рыданий.
Было произнесено всего несколько слов: спокойное заявление о невозможности брака.
Мистер Рочестер задал несколько коротких угрюмых вопросов, последовали ответ, объяснение, доказательства.
Мой хозяин открыто сознался во всем, затем привел живое подтверждение своих слов.
Чужие ушли, и все было кончено.
I was in my own room as usual—just myself, without obvious change: nothing had smitten me, or scathed me, or maimed me.
Я сидела в своей комнате, как обычно, такая же, как и была, без всякой видимой перемены.
Я не была замарана, оскорблена, унижена.
And yet where was the Jane Eyre of yesterday?—where was her life?—where were her prospects?
И все же где Джен Эйр вчерашнего дня?
Где ее жизнь, где ее надежды?
Jane Eyre, who had been an ardent, expectant woman—almost a bride, was a cold, solitary girl again: her life was pale; her prospects were desolate.
Та Джен Эйр, которая с надеждой смотрела в будущее, Джен Эйр - почти жена, стала опять одинокой, замкнутой девушкой.
Жизнь, предстоявшая ей, была бледна, будущее уныло.
A Christmas frost had come at midsummer; a white December storm had whirled over June; ice glazed the ripe apples, drifts crushed the blowing roses; on hayfield and cornfield lay a frozen shroud: lanes which last night blushed full of flowers, to-day were pathless with untrodden snow; and the woods, which twelve hours since waved leafy and flagrant as groves between the tropics, now spread, waste, wild, and white as pine-forests in wintry Norway.
Среди лета грянул рождественский мороз, белая декабрьская метель пронеслась над июльскими полями, мороз сковал зрелые яблоки, ледяные ветры сорвали расцветающие розы, на полях и лугах лежал белый саван, поляны, еще вчера покрытые цветами, сегодня были засыпаны глубоким снегом, и леса, которые еще двенадцать часов назад благоухали, как тропические рощи, теперь стояли пустынные, одичалые, заснеженные, как леса Норвегии зимой.
My hopes were all dead—struck with a subtle doom, such as, in one night, fell on all the first-born in the land of Egypt.
Все мои надежды погибли, они убиты по воле коварного рока, как были убиты в одну ночь все первенцы в Египте.
I looked on my cherished wishes, yesterday so blooming and glowing; they lay stark, chill, livid corpses that could never revive.
Я вспомнила свои заветные мечты, которые вчера еще цвели и сверкали.
Они лежали, как мертвые тела, недвижные, поблекшие, бескровные, уже неспособные ожить.
I looked at my love: that feeling which was my master’s—which he had created; it shivered in my heart, like a suffering child in a cold cradle; sickness and anguish had seized it; it could not seek Mr. Rochester’s arms—it could not derive warmth from his breast.
Я оглянулась на мою любовь: это чувство, которое принадлежало мистеру Рочестеру, которое он взрастил, замерзало в моем сердце, как больное дитя в холодной колыбели.
Тоска и тревога овладели мной.
Моя любовь не могла устремиться в объятия мистера Рочестера, не могла согреться на его груди.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 16 оценках: 4 из 5 1