StudyEnglishWords

5#

Джейн Эйр. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джейн Эйр". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 362 из 511  ←предыдущая следующая→ ...

Yet a chance traveller might pass by; and I wish no eye to see me now: strangers would wonder what I am doing, lingering here at the sign-post, evidently objectless and lost.
Все же случайный спутник может пройти мимо, а сейчас мне не хочется никому попадаться на глаза: незнакомые люди могут дивиться, что я здесь делаю одна, стоя без всякой цели, с растерянным видом возле придорожного столба.
I might be questioned: I could give no answer but what would sound incredible and excite suspicion.
Меня спросят, а я смогу дать лишь такой ответ, который покажется невероятным и возбудит подозрения.
Not a tie holds me to human society at this moment—not a charm or hope calls me where my fellow-creatures are—none that saw me would have a kind thought or a good wish for me.
Никакие узы не связывают меня больше с человеческим обществом, никакие соблазны или надежды не влекут меня туда, где находятся подобные мне существа, ни у кого при виде меня не найдется ни доброй мысли на мой счет, ни сочувствия.
I have no relative but the universal mother, Nature: I will seek her breast and ask repose.
У меня нет родных, кроме всеобщей матери - природы; я прильну к ее груди и буду молить о покое.
I struck straight into the heath; I held on to a hollow I saw deeply furrowing the brown moorside; I waded knee-deep in its dark growth; I turned with its turnings, and finding a moss-blackened granite crag in a hidden angle, I sat down under it.
Я углубилась в заросли вереска, держась стежки, которая пересекала бурые заросли; бредя по колено в густой траве, я поворачивала, следуя изгибам тропинки, и вскоре нашла в глухом месте черный от мха гранитный утес и уселась под ним.
High banks of moor were about me; the crag protected my head: the sky was over that.
Высокие, поросшие вереском откосы обступили меня; утес нависал над моей головой; вверху простиралось небо.
Some time passed before I felt tranquil even here: I had a vague dread that wild cattle might be near, or that some sportsman or poacher might discover me.
Понадобилось некоторое время, прежде чем я успокоилась даже в этом уединенном убежище; я боялась, что вблизи бродит отбившийся от стада скот, что меня обнаружит какой-нибудь охотник или браконьер.
If a gust of wind swept the waste, I looked up, fearing it was the rush of a bull; if a plover whistled, I imagined it a man.
Когда проносился порыв ветра, я пугливо поднимала голову, воображая, что это бык несется на меня; когда свистел кулик, мне казалось, что это человек.
Finding my apprehensions unfounded, however, and calmed by the deep silence that reigned as evening declined at nightfall, I took confidence.
Однако, увидев, что мои страхи неосновательны, и успокоенная глубокой тишиной, воцарившейся с наступлением ночи, я, наконец, уверовала в надежность своего убежища.
As yet I had not thought; I had only listened, watched, dreaded; now I regained the faculty of reflection.
До сих пор у меня не было ни одной мысли, я только прислушивалась, всматривалась, трепетала; теперь ко мне вернулась способность размышлять.
What was I to do?
Что мне делать?
Where to go?
Куда идти?
Oh, intolerable questions, when I could do nothing and go nowhere!—when a long way must yet be measured by my weary, trembling limbs before I could reach human habitation—when cold charity must be entreated before I could get a lodging: reluctant sympathy importuned, almost certain repulse incurred, before my tale could be listened to, or one of my wants relieved!
О, мучительные вопросы, когда делать было нечего и идти было некуда, когда моему дрожащему телу предстоял еще долгий путь, прежде чем я доберусь до человеческого жилья; когда мне предстояло обращаться с мольбой к равнодушному милосердию, прежде чем я обрету кров, вызывать презрительное сочувствие и почти, наверное, получать отказы, прежде чем люди выслушают мой рассказ или удовлетворят хотя бы одну из моих нужд.
I touched the heath: it was dry, and yet warm with the heat of the summer day.
Я коснулась вереска: он был сух и еще хранил тепло знойного летнего дня.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 16 оценках: 4 из 5 1