6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 602 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 62 для этой книги)

страница 1 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

The Daughter of the Commandant
A Russian Romance
Aleksandr Pushkin
Translated by Mrs. Milne Home
Капитанская дочка
Береги честь смолоду.
Пословица
Chapter 1 Sergeant of the Guards.
ГЛАВА I. СЕРЖАНТ ГВАРДИИ.
— Был бы гвардии он завтра ж капитан.
— Того не надобно; пусть в армии послужит.
— Изрядно сказано! пускай его потужит…
— Да кто его отец?
— Княжнин.
My father, Andréj Petróvitch Grineff, after serving in his youth under Count Münich, had retired in 17 — with the rank of senior major.
Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе, и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году.
Since that time he had always lived on his estate in the district of Simbirsk, where he married Avdotia, the eldest daughter of a poor gentleman in the neighbourhood.
С тех пор жил он в своей Симбирской деревни, где и женился на девице Авдотьи Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина.
Of the nine children born of this union I alone survived; all my brothers and sisters died young.
Нас было девять человек детей.
Все мои братья и сестры умерли во младенчестве.
I had been enrolled as sergeant in the Séménofsky regiment by favour of the major of the Guard, Prince Banojik, our near relation.
Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости маиора гвардии князя Б., близкого нашего родственника.
Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта и дело тем бы и кончилось.
I was supposed to be away on leave till my education was finished.
Я считался в отпуску до окончания наук.
At that time we were brought up in another manner than is usual now.
В то время воспитывались мы не по нонешнему.
From five years old I was given over to the care of the huntsman, Savéliitch, who from his steadiness and sobriety was considered worthy of becoming my attendant.
С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки.
Thanks to his care, at twelve years old I could read and write, and was considered a good judge of the points of a greyhound.
Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля.
At this time, to complete my education, my father hired a Frenchman, M. Beaupré, who was imported from Moscow at the same time as the annual provision of wine and Provence oil.
В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла.
His arrival displeased Savéliitch very much.
Приезд его сильно не понравился Савельичу.
“It seems to me, thank heaven,” murmured he, “the child was washed, combed, and fed.
«Слава богу» — ворчал он про себя — «кажется, дитя умыт, причесан, накормлен.
What was the good of spending money and hiring a ‘moussié,’ as if there were not enough servants in the house?”
Куда как нужно тратить лишние деньги, и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!»
Beaupré, in his native country, had been a hairdresser, then a soldier in Prussia, and then had come to Russia to be “outchitel,” without very well knowing the meaning of this word.
Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel, не очень понимая значения этого слова.
He was a good creature, but wonderfully absent and hare-brained.
Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности.
His greatest weakness was a love of the fair sex.
Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; не редко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам.
Neither, as he said himself, was he averse to the bottle, that is, as we say in Russia, that his passion was drink.
К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее.
But, as in our house the wine only appeared at table, and then only in liqueur glasses, and as on these occasions it somehow never came to the turn of the “outchitel” to be served at all, my Beaupré soon accustomed himself to the Russian brandy, and ended by even preferring it to all the wines of his native country as much better for the stomach.
Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке, и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 1 оценках: 5 из 5 1