6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 103 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

I was not witness to all that I have still to tell my readers, but I have heard the whole thing related so often that the least little details have remained graven in my memory, and it seems to me I was present myself.
Я не был свидетелем всему, о чем остается мне уведомить читателя; но я так часто слыхал о том рассказы, что малейшие по. дробности врезались в мою память и что мне кажется, будто бы я тут же невидимо присутствовал.
Marya was received by my parents with the cordial kindness characteristic of people in old days.
Марья Ивановна принята была моими родителями с тем искренним радушием, которое отличало людей старого века.
In the opportunity presented to them of giving a home to a poor orphan they saw a favour of God.
Они видели благодать божию в том, что имели случай приютить и обласкать бедную сироту.
Very soon they became truly attached to her, for one could not know her without loving her.
Вскоре они к ней искренно привязались, потому что нельзя было ее узнать и не полюбить.
My love no longer appeared a folly even to my father, and my mother thought only of the union of her Petrúsha with the Commandant’s daughter.
Моя любовь уже не казалась батюшке пустою блажью; а матушка только того и желала, чтоб ее Петруша женился на милой капитанской дочке.
The news of my arrest electrified with horror my whole family.
Слух о моем аресте поразил все мое семейство.
Still, Marya had so simply told my parents the origin of my strange friendship with Pugatchéf that, not only were they not uneasy, but it even made them laugh heartily.
Марья Ивановна так просто рассказала моим родителям о странном знакомстве моем с Пугачевым, что оно не только не беспокоило их, но еще заставляло часто смеяться от чистого сердца.
My father could not believe it possible that I should be mixed up in a disgraceful revolt, of which the object was the downfall of the throne and the extermination of the race of “boyárs.”
Батюшка не хотел верить, чтобы я мог быть замешан в гнусном бунте, коего цель была ниспровержение престола и истребление дворянского рода.
He cross-examined Savéliitch sharply, and my retainer confessed that I had been the guest of Pugatchéf, and that the robber had certainly behaved generously towards me.
But at the same time he solemnly averred upon oath that he had never heard me speak of any treason.
Он строго допросил Савельича.
Дядька не утаил, что барин бывал в гостях у Емельки Пугачева, и что-де злодей его таки жаловал; но клялся, что ни о какой измене он и не слыхивал.
My old parents’ minds were relieved, and they impatiently awaited better news.
Старики успокоились и с нетерпением стали ждать благоприятных вестей.
But as to Marya, she was very uneasy, and only caution and modesty kept her silent.
Марья Ивановна сильно была встревожена, но молчала, ибо в высшей степени была одарена скромностию и осторожностию.
Several weeks passed thus.
All at once my father received from Petersburg a letter from our kinsman, Prince Banojik.
Прошло несколько недель… Вдруг батюшка получает из Петербурга письмо от нашего родственника князя Б**.
After the usual compliments he announced to him that the suspicions which had arisen of my participation in the plots of the rebels had been proved to be but too well founded, adding that condign punishment as a deterrent should have overtaken me, but that the Tzarina, through consideration for the loyal service and white hairs of my father, had condescended to pardon the criminal son, and, remitting the disgrace-fraught execution, had condemned him to exile for life in the heart of Siberia.
Князь писал ему обо мне.
После обыкновенного приступа, он объявлял ему, что подозрения насчет участия моего в замыслах бунтовщиков к несчастию оказались слишком основательными, что примерная казнь должна была бы меня постигнуть, но что государыня, из уважения к заслугам и преклонным летам отца, решилась помиловать преступного сына и, избавляя его от позорной казни, повелела только сослать в отдаленный край Сибири на вечное поселение.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1