6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2633 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 60 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

But oh! my master, did you recognize their ‘atamán?’"
А узнал ли ты, сударь, атамана?».
“No, I did not recognize him.
Who is he?”
— Нет, не узнал; а кто же он такой?
“What, my little father, you have already forgotten the drunkard who did you out of your ‘touloup’ the day of the snowstorm, a hareskin ‘touloup,’ brand new.
And he, the rascal, who split all the seams putting it on.”
«Как, батюшка?
Ты и позабыл того пьяницу, который выманил у тебя тулуп на постоялом дворе?
Зайчий тулупчик совсем новЈшенький, а он, бестия, его так и распорол, напяливая на себя!»
I was dumbfounded.
Я изумился.
The likeness of Pugatchéf to my guide was indeed striking.
В самом деле сходство Пугачева с моим вожатым было разительно.
I ended by feeling certain that he and Pugatchéf were one and the same man, and I then understood why he had shown me mercy.
Я удостоверился, что Пугачев и он были одно и то же лицо, и понял тогда причину пощады, мне оказанной.
I was filled with astonishment at the extraordinary connection of events.
A boy’s “touloup,” given to a vagabond, saved my neck from the hangman, and a drunken frequenter of pothouses besieged forts and shook the Empire.
Я не мог не подивиться странному сцеплению обстоятельств; детский тулуп, подаренный бродяге, избавлял меня от петли, и пьяница, шатавшийся по постоялым дворам, осаждал крепости и потрясал государством!
“Will you not eat something?” asked Savéliitch, faithful to his old habits.
«Не изволишь ли покушать?» — спросил Савельич, неизменный в своих привычках. —
“There is nothing in the house, it is true; but I shall look about everywhere, and I will get something ready for you.”
«Дома ничего нет; пойду, пошарю, да что-нибудь тебе изготовлю».
Left alone, I began to reflect.
Оставшись один, я погрузился в размышления.
What could I do?
Что мне было делать?
To stay in the fort, which was now in the hands of the robber, or to join his band were courses alike unworthy of an officer.
Оставаться в крепости, подвластной злодею, или следовать за его шайкою было неприлично офицеру.
Duty prompted me to go where I could still be useful to my country in the critical circumstances in which it was now situated.
But my love urged me no less strongly to stay by Marya Ivánofna, to be her protector and her champion.
Долг требовал, чтобы я явился туда, где служба моя могла еще быть полезна отечеству в настоящих, затруднительных обстоятельствах… Но любовь сильно советовала мне оставаться при Марьи Ивановне и быть ей защитником и покровителем.
Although I foresaw a new and inevitable change in the state of things, yet I could not help trembling as I thought of the dangers of her situation.
Хотя я и предвидел скорую и несомненную перемену в обстоятельствах, но все же не мог не трепетать, воображая опасность ее положения.
My reflections were broken by the arrival of a Cossack, who came running to tell me that the great Tzar summoned me to his presence.
Размышления мои были прерваны приходом одного из казаков, который прибежал с объявлением, «что-де великий государь требует тебя к себе».
“Where is he?”
I asked, hastening to obey.
— Где же он? — спросил я, готовясь повиноваться.
“In the Commandant’s house,” replied the Cossack.
«В комендантском» — отвечал казак. —
“After dinner our father went to the bath; now he is resting.
«После обеда батюшка наш отправился в баню, а теперь отдыхает.
Ah, sir! you can see he is a person of importance — he deigned at dinner to eat two roast sucking-pigs; and then he went into the upper part of the vapour-bath, where it was so hot that Tarass Kurotchkin himself could not stand it; he passed the broom to Bikbaieff, and only recovered by dint of cold water.
Ну, ваше благородие, по всему видно, что персона знатная: за обедом скушать изволил двух жареных поросят, а парится так жарко, что и Тарас Курочкин не вытерпел, отдал веник Фомке Бикбаеву, да насилу холодной водой откачался.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1