6#

Кошка среди голубей. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Кошка среди голубей". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 202  ←предыдущая следующая→ ...

Besides, if I did that, it really would be the end!
Кроме того, если бы я так поступил, это был бы конец всему!
Already the chief accusation against me is of being pro-Western.’
He sighed.
‘It is so difficult to understand.’
He sounded wistful, younger than his twenty-five years.
‘My grandfather was a cruel man, a real tyrant.
И так уже главное обвинение против меня – прозападная политика. – Он вздохнул. – Это так трудно понять… – Голос его звучал задумчиво, он казался моложе своих двадцати пяти лет. – Мой дед был жестоким человеком, настоящим тираном.
He had hundreds of slaves and treated them ruthlessly.
Он владел сотнями рабов и обращался с ними безжалостно.
In his tribal wars, he killed his enemies unmercifully and executed them horribly.
Во время межплеменных войн беспощадно убивал врагов и казнил их самыми ужасными способами.
The mere whisper of his name made everyone turn pale.
Стоило прошептать его имя, все бледнели.
And yet—he is a legend still!
И все же он до сих пор остается легендой!
Admired!
Им восхищаются!
Respected!
Его уважают!
The great Achmed Abdullah!
Великий Ахмед Абдулла!
And I?
А я?
What have I done?
Что я сделал?
Built hospitals and schools, welfare, housing…all the things people are said to want.
Построил больницы и школы, дал социальное обеспечение, жилье – все то, в чем, как говорят, нуждается народ.
Don’t they want them?
Разве это им не нужно?
Would they prefer a reign of terror like my grandfather’s?’
Они предпочли бы царство террора, как у моего деда?
‘I expect so,’ said Bob Rawlinson.
‘Seems a bit unfair, but there it is.’
– Наверное, – ответил Боб Ролинсон. – Выглядит немного несправедливо, но так оно и есть.
‘But why, Bob?
Why?’
– Но почему, Боб, почему?
Bob Rawlinson sighed, wriggled and endeavoured to explain what he felt.
Боб Ролинсон вздохнул, поерзал и попытался объяснить свою точку зрения.
He had to struggle with his own inarticulateness.
Ему пришлось бороться с неумением четко выражать свои мысли:
‘Well,’ he said.
‘He put up a show—I suppose that’s it really.
– Ну, твой дед устраивал шоу, я думаю, вот в чем дело.
He was—sort of—dramatic, if you know what I mean.’
Он был немного… театральным, если ты меня понимаешь.
He looked at his friend who was definitely not dramatic.
Ролинсон смотрел на своего друга, который определенно не отличался склонностью к театральности.
A nice quiet decent chap, sincere and perplexed, that was what Ali was, and Bob liked him for it.
Приятный, спокойный, порядочный парень, откровенный и озадаченный – вот каким был Али, и Боб любил его за это.
He was neither picturesque nor violent, but whilst in England people who are picturesque and violent cause embarrassment and are not much liked, in the Middle East, Bob was fairly sure, it was different.
Он не был ни колоритным, ни жестоким, но если в Англии колоритные и жестокие люди вызывают смущение и не пользуются любовью, то на Ближнем Востоке, в этом Боб был совершенно уверен, все обстоит наоборот.
‘But democracy—’ began Ali.
– Но демократия… – начал Али.
‘Oh, democracy—’ Bob waved his pipe.
‘That’s a word that means different things everywhere.
– О, демократия. – Боб взмахнул трубкой. – Это слово всюду понимают по-разному.
One thing’s certain.
Одно можно утверждать наверняка.
It never means what the Greeks originally meant by it.
Оно нигде не означает то, что понимали под ним древние греки.
I bet you anything you like that if they boot you out of here, some spouting hot air merchant will take over, yelling his own praises, building himself up into God Almighty, and stringing up, or cutting off the heads of anyone who dares to disagree with him in any way.
Держу пари на что угодно, что, если тебя отсюда вышибут, твое место займет какой-нибудь красноречивый болтун, будет выкрикивать похвалы самому себе, изображать себя всемогущим богом и удавит или обезглавит всех, кто посмеет с ним не согласиться.
And, mark you, he’ll say it’s a Democratic Government—of the people and for the people.
И, заметь, он будет называть это демократическим правлением – народа и для народа.
скачать в HTML/PDF
share