5#

Кошмар. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Кошмар". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 11 из 15  ←предыдущая следующая→ ...

I get a hundred and fifty roubles a year from my parish, and everyone wonders what I do with the money. . . .
Я получаю в год с прихода сто пятьдесят рублей, и все... удивляются, куда я эти деньги деваю...
But I’ll explain it all truly. . . .
Но я вам всё по совести объясню...
I pay forty roubles a year to the clerical school for my brother Pyotr.
Сорок рублей в год я за брата Петра в духовное училище взношу.
He has everything found there, except that I have to provide pens and paper.”
Он там на всем готовом, но бумага и перья мои...
“Oh, I believe you; I believe you!
— Ах, верю, верю!
But what’s the object of all this?” said Kunin, with a wave of the hand, feeling terribly oppressed by this outburst of confidence on the part of his visitor, and not knowing how to get away from the tearful gleam in his eyes.
Ну, к чему всё это? — замахал рукой Кунин, чувствуя страшную тяжесть от этой откровенности гостя и не зная, куда деваться от слезливого блеска его глаз.
“Then I have not yet paid up all that I owe to the consistory for my place here.
— Потом-с, я еще в консисторию за место свое не всё еще выплатил.
They charged me two hundred roubles for the living, and I was to pay ten roubles a month. . . .
За место с меня двести рублей положили, чтоб я по десяти в месяц выплачивал...
You can judge what is left!
Судите же теперь, что остается?
And, besides, I must allow Father Avraamy at least three roubles a month.”
А ведь, кроме того, я должен выдавать отцу Авраамию, по крайней мере, хоть по три рубля в месяц!
“What Father Avraamy?”
— Какому отцу Авраамию?
“Father Avraamy who was priest at Sinkino before I came.
— Отцу Авраамию, что до меня в Синькове священником был.
He was deprived of the living on account of . . . his failing, but you know, he is still living at Sinkino!
Его лишили места за... слабость, а ведь он в Синькове и теперь живет!
He has nowhere to go.
Куда ему деваться?
There is no one to keep him.
Кто его кормить станет?
Though he is old, he must have a corner, and food and clothing—I can’t let him go begging on the roads in his position!
Хоть он и стар, но ведь ему и угол, и хлеба, и одежду надо!
Не могу я допустить, чтоб он, при своем сане, пошел милостыню просить!
It would be on my conscience if anything happened!
Мне ведь грех будет, ежели что!
It would be my fault!
Мне грех!
He is . . . in debt all round; but, you see, I am to blame for not paying for him.”
Он... всем задолжал, а ведь мне грех, что я за него не плачу.
Father Yakov started up from his seat and, looking frantically at the floor, strode up and down the room.
Отец Яков рванулся с места и, безумно глядя на пол, зашагал из угла в угол.
“My God, my God!” he muttered, raising his hands and dropping them again.
— Боже мой!
Боже мой! — забормотал он, то поднимая руки, то опуская.
“Lord, save us and have mercy upon us!
— Спаси нас, господи, и помилуй!
Why did you take such a calling on yourself if you have so little faith and no strength?
И зачем было такой сан на себя принимать, ежели ты маловер и сил у тебя нет?
There is no end to my despair!
Нет конца моему отчаянию!
Save me, Queen of Heaven!”
Спаси, царица небесная.
“Calm yourself, Father,” said Kunin.
— Успокойтесь, батюшка! — сказал Кунин.
“I am worn out with hunger, Pavel Mihailovitch,” Father Yakov went on.
— Замучил голод, Павел Михайлович! — продолжал отец Яков.
скачать в HTML/PDF
share