5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 108 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

There was no mistake that the woman was in some way in love with him: whatever force we give to the word love.
Безусловно, в некотором смысле она была влюблена в Клиффорда - смотря что под этим подразумевать.
She looked so handsome and so young, and her grey eyes were sometimes marvellous.
Привлекательная, моложавая, серые глаза порой просто восхитительны.
At the same time, there was a lurking soft satisfaction about her, even of triumph, and private satisfaction.
Ugh, that private satisfaction.
В то же время таилась в ее мягких манерах некая удовлетворенность, даже торжество, торжество победившей женщины.
Да, именно женщины!
How Connie loathed it!
Сколь ненавистно было это чувство для Конни!
But no wonder Clifford was caught by the woman!
Неудивительно, что Клиффорда "заловила" именно эта женщина.
She absolutely adored him, in her persistent fashion, and put herself absolutely at his service, for him to use as he liked.
Айви Болтон буквально обожала своего хозяина, хотя и с присущей ей навязчивостью; она полностью отдала себя ему в услужение.
No wonder he was flattered!
Неудивительно, это льстило самолюбию Клиффорда.
Connie heard long conversations going on between the two.
Конни слышала их нескончаемо долгие беседы.
Or rather, it bas mostly Mrs Bolton talking.
Точнее, монологи миссис Болтон.
She had unloosed to him the stream of gossip about Tevershall village.
Та выкладывала Клиффорду целый ворох деревенских слухов и сплетен.
It was more than gossip.
Нет, она не просто передавала сплетни.
It was Mrs Gaskell and George Eliot and Miss Mitford all rolled in one, with a great deal more, that these women left out.'
Она их живописала: ее рассказам позавидовали бы и госпожа Гаскелл, и Джордж Элиот, и мисс Митфорд.
Once started, Mrs Bolton was better than any book, about the lives of the people.
She knew them all so intimately, and had such a peculiar, flamey zest in all their affairs, it was wonderful, if just a trifle humiliating to listen to her.
Взяв от них все лучшее, миссис Болтон добавила много своего, о чем вышеупомянутые искусные литературные дамы постеснялись бы написать.
Миссис Болтон стоило только начать - увлекательнее и подробнее любой книги рассказывала она обстоятельства того или иного соседа.
Даже в самом обыденном находила она "изюминку", так что слушать ее было хоть и занимательно, но чуточку стыдно.
At first she had not ventured to `talk Tevershall', as she called it, to Clifford.
Поначалу она не отваживалась доносить до Клиффорда "деревенские суды-пересуды".
But once started, it went on.
Но стоило ей однажды отважиться, и пошло-поехало.
Clifford was listening for `material', and he found it in plenty.
Клиффорду нужен был литературный "материал", и от миссис Болтон он получал его в избытке.
Connie realized that his so-called genius was just this: a perspicuous talent for personal gossip, clever and apparently detached.
Конни поняла, в чем заключался истинный "талант" мужа: он умел ясно и умно, как бы со стороны, представить любой малозначительный разговор.
Mrs Bolton, of course, was very warm when she `talked Tevershall'.
Carried away, in fact.
Миссис Болтон, конечно же, горячилась и кипятилась, передавая "суды-пересуды", одним словом, увлекалась.
And it was marvellous, the things that happened and that she knew about.
Поразительно - чего только не случалось в деревне; поразительно - ничто не ускользало от внимания миссис Болтон.
She would have run to dozens of volumes.
Ее историй-хватило бы на многие и многие тома.
Connie was fascinated, listening to her.
But afterwards always a little ashamed.
She ought not to listen with this queer rabid curiosity.
Конни слушала ее зачарованно, но потом всякий раз ей делалось стыдно: нельзя давать волю нездоровому любопытству.
After all, one may hear the most private affairs of other people, but only in a spirit of respect for the struggling, battered thing which any human soul is, and in a spirit of fine, discriminative sympathy.
О сокровенном можно слушать либо из уважения к человеческой душе, измученной нескончаемой внутренней борьбой, либо из разумного сочувствия.
For even satire is a form of sympathy.
Ибо даже сатира - одно из проявлений сочувствия.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1