5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 19 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

Void to void.
Куда ни кинь - лишь пустота.
Vaguely she knew.
Конни это чувствовала и понимала, но смутно.
Что же делать?
But it was like beating her head against a stone.
Стену лбом не прошибешь.
Her father warned her again: `Why don't you get yourself a beau, Connie?
Снова намекал отец:
- А что б тебе ухажера завести, а?
Do you all the good in the world.'
Познала б все радости жизни.
That winter Michaelis came for a few days.
He was a young Irishman who had already made a large fortune by his plays in America.
В ту зиму на несколько дней в Рагби заезжал Микаэлис, молодой ирландец-драматург, сколотивший состояние в Америке.
He had been taken up quite enthusiastically for a time by smart society in London, for he wrote smart society plays.
Некогда его с восторгом принимали в лучших домах Лондона.
Как же!
Ведь его пьесы о них, аристократах.
Then gradually smart society realized that it had been made ridiculous at the hands of a down-at-heel Dublin street-rat, and revulsion came.
Со временем в лучших домах поняли, что их просто-напросто высмеял дублинский мальчишка из самых что ни на есть низов общества.
Michaelis was the last word in what was caddish and bounderish.
И его возненавидели.
В разговоре его имя стало олицетворять хамство и ограниченность.
He was discovered to be anti-English, and to the class that made this discovery this was worse than the dirtiest crime.
Вдруг выяснилось, что настроения у него - антианглийские.
Для некогда поднявших его на щит аристократов это было самым страшным преступлением.
He was cut dead, and his corpse thrown into the refuse can.
Итак, высшее общество морально казнило Микаэлиса и выбросило труп на помойку.
Nevertheless Michaelis had his apartment in Mayfair, and walked down Bond Street the image of a gentleman, for you cannot get even the best tailors to cut their low-down customers, when the customers pay.
Сам же драматург преспокойно жил в престижнейшем районе Лондона, одевался как истинный джентльмен (не запретишь ведь лучшим портным шить и для подонков, если те хорошо платят).
Clifford was inviting the young man of thirty at an inauspicious moment in thyoung man's career.
Приглашение от Клиффорда Микаэлис получил в самый неблагоприятный момент за все тридцать лет жизни.
Yet Clifford did not hesitate.
Причем Клиффорд послал приглашение, не колеблясь!
Michaelis had the ear of a few million people, probably; and, being a hopeless outsider, he would no doubt be grateful to be asked down to Wragby at this juncture, when the rest of the smart world was cutting him.
В ту пору к мнению Микаэлиса прислушивались еще миллионы людей.
В лихую для себя годину он, несомненно, будет рад-радешенек погостить в Рагби, ведь для него закрыты все остальные "приличные" дома.
Being grateful, he would no doubt do Clifford `good' over there in America.
И уж конечно, он потом отблагодарит Клиффорда, вернувшись в Америку.
Kudos!
Деньги!
Слава!
A man gets a lot of kudos, whatever that may be, by being talked about in the right way, especially `over there'.
И то, и другое - что пожелаешь - придет, если о тебе в нужную минуту, в нужном месте замолвят словечко, особенно там, за океаном.
Clifford was a coming man; and it was remarkable what a sound publicity instinct he had.
Молодой, подающий надежды писатель вдруг обнаружил огромную, совершенно подсознательную и глубоко коренящуюся тягу к известности.
In the end Michaelis did him most nobly in a play, and Clifford was a sort of popular hero.
В конце концов Микаэлис поступил очень великодушно: вывел Клиффорда в очередной своей пьесе, тем самым прославив.
Till the reaction, when he found he had been made ridiculous.
Не сразу сообразил Клиффорд, что драматург высмеял и его.
Connie wondered a little over Clifford's blind, imperious instinct to become known: known, that is, to the vast amorphous world he did not himself know, and of which he was uneasily afraid; known as a writer, as a first-class modern writer.
Конни не понимала, откуда у мужа такое слепое, подсознательное стремление - прославиться.
Важнее ничего не существовало.
Зачем ему слава в этом безалаберном мире, которого он толком не знал и боялся, не ожидая добра.
В этом мире его, однако, почитали писателем, причем писателем первоклассным и весьма современным.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1