5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 22 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

He turned his slow, rather full eyes, that had been drowned in such fathomless disillusion, on Connie, and she trembled a little.
В чуть навыкате глазах у него таилось бездонное, безнадежное разочарование.
Вот он медленно поднял взгляд на Конни, и она вздрогнула.
He seemed so old...endlessly old, built up of layers of disillusion, going down in him generation after generation, like geological strata; and at the same time he was forlorn like a child.
Микаэлис вдруг представился ей очень старым, безмерно старым; в нем будто запечатлелись пласты разных эпох и поколений, пласты разочарования.
И в то же время он походил на обездоленного ребенка.
An outcast, in a certain sense; but with the desperate bravery of his rat-like existence.
Да, в каком-то смысле он изгой.
Но чувствовалась в нем и отчаянная храбрость - как у загнанной в угол крысы.
`At least it's wonderful what you've done at your time of life,' said Clifford contemplatively.
- И все же за свою жизнь вы сделали очень и очень много, - задумчиво произнес Клиффорд.
`I'm thirty...yes, I'm thirty!' said Michaelis, sharply and suddenly, with a curious laugh; hollow, triumphant, and bitter.
- Мне уже тридцать... да, тридцать! - воскликнул Микаэлис и вдруг, непонятно почему, глухо рассмеялся.
Слышались в его смехе и торжество, и горечь.
`And are you alone?' asked Connie.
- Вы одиноки? - спросила Конни.
`How do you mean?
- То есть?
Do I live alone?
Живу ли я один?
I've got my servant.
У меня есть слуга, грек, как он утверждает, и совершенный недотепа.
He's a Greek, so he says, and quite incompetent.
Но я к нему привык.
But I keep him.
Собираюсь жениться.
And I'm going to marry.
Да, жениться необходимо!
Oh, yes, I must marry.'
`It sounds like going to have your tonsils cut,' laughed Connie. `Will it be an effort?'
- Вы словно об удалении гланд говорите! - улыбнулась Конни.
- Неужто жениться так тягостно?
He looked at her admiringly. `Well, Lady Chatterley, somehow it will!
I find... excuse me...
Микаэлис восхищенно взглянул на нее.
- Вы угадали, леди Чаттерли!
Выбор - страшное бремя!
I find I can't marry an Englishwoman, not even an Irishwoman...'
Простите, но меня не привлекают ни англичанки, ни даже ирландки.
`Try an American,' said Clifford.
- Возьмите в жены американку, - посоветовал Клиффорд.
`Oh, American!'
He laughed a hollow laugh. `No, I've asked my man if he will find me a Turk or something...something nearer to the Oriental.'
- Американку! - глухо рассмеялся Микаэлис.
- Нет уж, я попросил слугу, чтобы он мне турчанку нашел или какую-нибудь женщину с Востока.
Connie really wondered at this queer, melancholy specimen of extraordinary success; it was said he had an income of fifty thousand dollars from America alone.
Конни надивиться не могла на это дитя сногсшибательной удачи: такой необычный, такой задумчивый и печальный...
Поговаривали, что только постановки в Америке сулят ему пятьдесят тысяч долларов ежегодно.
Sometimes he was handsome: sometimes as he looked sideways, downwards, and the light fell on him, he had the silent, enduring beauty of a carved ivory Negro mask, with his rather full eyes, and the strong queerly-arched brows, the immobile, compressed mouth; that momentary but revealed immobility, an immobility, a timelessness which the Buddha aims at, and which Negroes express sometimes without ever aiming at it; something old, old, and acquiescent in the race!
Порой он казался ей красивым: склоненное в профиль лицо его напоминало африканскую маску слоновой кости - чуть навыкате глаза, рельефные дуги волевых бровей, застывшие неулыбчивые губы.
И в неподвижности этой - несуетная созерцательность, отрешенность от времени.
Таким намеренно изображают Будду.
А в африканских масках никакой намеренности - все естественно и просто - в них извечное смирение целой расы.
Aeons of acquiescence in race destiny, instead of our individual resistance.
Сколько же ей уготовано судьбой терпеть и смиряться!
Иное дело - мы: всяк сам по себе, топорщится, противится судьбе.
And then a swimming through, like rats in a dark river.
Барахтаемся, точно крысы в омуте, пытаемся выплыть.
Connie felt a sudden, strange leap of sympathy for him, a leap mingled with compassion, and tinged with repulsion, amounting almost to love.
Конни вдруг захлестнула волна жалости к этому человеку, странная, брезгливая жалость, но столь великая, что впору сравнить с любовью.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1