5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 279 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

I'm not content to be any man's little petsy-wetsy, nor his chair ю plaisir either.
Я никогда не соглашусь быть для них игрушкой в постели, их chair a plaisir [забавой (фр.)].
I wanted a complete intimacy, and I didn't get it.
That's enough for me.
Я хотела полной близости и не получила ее.
Connie pondered this.
Конни задумалась над словами сестры.
Complete intimacy!
Полная близость.
She supposed that meant revealing everything concerning yourself to the other person, and his revealing everything concerning himself.
По-видимому, это значит - полная откровенность с твоей стороны и полная откровенность со стороны мужчины.
But that was a bore.
Но ведь это такая скука.
And all that weary self-consciousness between a man and a woman! a disease!
И все эти убийственные копания друг в друге.
Какая-то болезнь.
`I think you're too conscious of yourself all the time, with everybody,' she said to her sister.
- Мне кажется, ты слишком рассудочна в отношениях с мужчинами, - сказала она сестре.
`I hope at least I haven't a slave nature,' said Hilda.
- Возможно, зато натура у меня не рабская, - возразила Хильда.
`But perhaps you have!
Perhaps you are a slave to your own idea of yourself.'
- А может, в каком-то смысле и рабская.
Ты - раба собственного представления о себе.
Hilda drove in silence for some time after this piece of unheard of insolence from that chit Connie.
После этой неслыханной дерзости Хильда какое-то время вела машину молча.
Что стала себе позволять эта паршивка Конни!
`At least I'm not a slave to somebody else's idea of me: and the somebody else a servant of my husband's,' she retorted at last, in crude anger.
- По крайней мере, я раба своего представления о себе, а не мужниной прислуги, - мстительно сказала она.
Ее раздражение вылилось в откровенную грубость.
`You see, it's not so,' said Connie calmly.
- Ты несправедлива, - тихо ответила Конни.
She had always let herself be dominated by her elder sister.
Прежде она всегда и во всем подчинялась старшей сестре.
Now, though somewhere inside herself she was weeping, she was free of the dominion of other women.
И вот теперь, хотя душа у нее исходила слезами, в ней росло радостное чувство освобождения.
Ah! that in itself was a relief, like being given another life: to be free of the strange dominion and obsession of other women.
Да, для нее начиналась новая жизнь, в которой не будет места этому проклятию - женскому тиранству.
How awful they were, women!
Как все-таки злы и несносны бывают женщины!
She was glad to be with her father, whose favourite she had always been.
Констанция рада была пожить с отцом.
Она всегда была его любимицей.
She and Hilda stayed in a little hotel off Pall Mall, and Sir Malcolm was in his club.
Они с Хильдой остановились в маленькой гостинице недалеко от Пэлл-Мэлла.
Сэр Малькольм - в своем клубе.
But he took his daughters out in the evening, and they liked going with him.
Но вечером он вывез их в оперу, и они прекрасно провели время.
He was still handsome and robust, though just a little afraid of the new world that had sprung up around him.
Он все еще был красив и крепок, но немножко побаивался нового поколения, подрастающего рядом с ним.
He had got a second wife in Scotland, younger than himself and richer.
Его вторая жена осталась в Шотландии, она была значительно моложе и богаче его.
But he had as many holidays away from her as possible: just as with his first wife.
И он старался как можно чаще устраивать себе холостяцкие каникулы вдали от дома, как бывало и с первой женой.
Connie sat next to him at the opera.
Конни сидела в опере с отцом.
He was moderately stout, and had stout thighs, but they were still strong and well-knit, the thighs of a healthy man who had taken his pleasure in life.
Он был умеренно грузноват, его плотные ляжки были все такие же сильные и ладные, ляжки здорового человека, который не отказывал себе в чувственных удовольствиях.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1