5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 286 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

It was almost enjoyment.
Почти развлечение.
But anyhow, with all the cocktails, all the lying in warmish water and sunbathing on hot sand in hot sun, jazzing with your stomach up against some fellow in the warm nights, cooling off with ices, it was a complete narcotic.
Но если говорить честно, эти коктейли, мороженое, бултыхание в теплой воде, горячий песок, горячее солнце, джаз, под который трешься живот о живот с мужчиной жаркими вечерами, - все это был настоящий дурман, сродни наркотикам.
And that was what they all wanted, a drug: the slow water, a drug; the sun, a drug; jazz, a drug; cigarettes, cocktails, ices, vermouth.
To be drugged!
В этом как раз все и нуждались: ласковая вода - наркотик; солнце - наркотик; джаз - наркотик; сигареты, коктейли, мороженое, вермут - все это были наркотики.
Забыться!
Enjoyment!
Enjoyment!
Наслаждений!
Наслаждений!
Hilda half liked being drugged.
Хильда не гналась за наслаждениями.
She liked looking at all the women, speculating about them.
Она любила наблюдать женщин, философствовать о них.
The women were absorbingly interested in the women.
Главный интерес женщины - другая женщина.
How does she look! what man has she captured? what fun is she getting out of it?---The men were like great dogs in white flannel trousers, waiting to be patted, waiting to wallow, waiting to plaster some woman's stomach against their own, in jazz.
Как она выглядит?
Какого мужчину заарканила?
Как он ее развлекает?
Мужчины в белой фланели, как большие псы, ждали, когда их погладят, поваляют, почешут, когда можно будет потереться животом с представительницей прекрасного пола.
Hilda liked jazz, because she could plaster her stomach against the stomach of some so-called man, and let him control her movement from the visceral centre, here and there across the floor, and then she could break loose and ignore `the creature'.
He had been merely made use of.
Хильда любила джаз, любила телом прильнуть к мужчине, позволить ему диктовать движения; она долго скользила с ним по всему пространству танцевальной площадки, а потом вдруг бросала "это животное" и больше не замечала: ведь его взяли всего-навсего напрокат.
Poor Connie was rather unhappy.
А бедняжка Конни была несчастна.
She wouldn't jazz, because she simply couldn't plaster her stomach against some `creature's' stomach.
Она не танцевала под звуки джаза - противно прижиматься к чужому мужчине.
She hated the conglomerate mass of nearly nude flesh on the Lido: there was hardly enough water to wet them all.
А это месиво полуголых тел в Лидс - глупее зрелища не придумаешь.
Как еще хватает на всех воды в лагуне!
She disliked Sir Alexander and Lady Cooper.
Ей не нравились хозяева - леди Купер и сэр Александр.
She did not want Michaelis or anybody else trailing her.
И она злилась, если кто-нибудь, в том числе и Микаэлис, пытался заявить на нее права.
The happiest times were when she got Hilda to go with her away across the lagoon, far across to some lonely shingle-bank, where they could bathe quite alone, the gondola remaining on the inner side of the reef.
Лучшими часами в Венеции была их с Хильдой поездка на пустынный, усеянный галькой риф.
Они долго купались там в одиночестве, оставив гондолу во внутренней лагуне рифа.
Then Giovanni got another gondolier to help him, because it was a long way and he sweated terrifically in the sun.
Джованни взял себе в помощь еще одного гондольера, потому что плыть было далеко, а он и на близком-то расстоянии весь обливался потом.
Giovanni was very nice: affectionate, as the Italians are, and quite passionless.
Джованни был хороший гондольер, преданный, честный и начисто лишенный страстей.
The Italians are not passionate: passion has deep reserves.
Итальянцы не знают, что такое страсть, слишком они поверхностны.
They are easily moved, and often affectionate, but they rarely have any abiding passion of any sort.
Итальянец легко вспыхивает, горячится, но сильная, глубокая страсть не в его характере.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1