4#

На Западном фронте без перемен. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "На Западном фронте без перемен". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 10 из 183  ←предыдущая следующая→ ...

His mother, a good plump matron, brought him to the station.
Его мать, толстая, добродушная женщина, провожала его на вокзал.
She wept continually, her face was bloated and swollen.
Она плакала беспрерывно, от этого лицо ее обмякло и распухло.
Kemmerich felt embarrassed, for she was the least composed of all; she simply dissolved into fat and water.
Кеммерих стеснялся ее слез, никто вокруг не вел себя так несдержанно, как она, — казалось, весь ее жир растает от сырости.
Then she caught sight of me and took hold of my arm again and again, and implored me to look after Franz out there.
При этом она, как видно, хотела разжалобить меня, — то и дело хватала меня за руку, умоляя, чтобы я присматривал на фронте за ее Францем.
Indeed he did have a face like a child, and such frail bones that after four weeks' pack-carrying he already had flat feet.
У него и в самом деле было совсем еще детское лицо и такие мягкие кости, что, потаскав на себе ранец в течение какого-нибудь месяца, он уже нажил себе плоскостопие.
But how can a man look after anyone in the field!
Но как прикажете присматривать за человеком, если он на фронте!
"Now you will soon be going home," says Kropp.
"You would have had to wait at least three or four months for your leave."
— Теперь ты сразу попадешь домой, — говорит Кропп, — а то бы тебе пришлось три-четыре месяца ждать отпуска.
Kemmerich nods.
Кеммерих кивает.
I cannot bear to look at his hands, they are like wax.
Я не могу смотреть на его руки, — они словно из воска.
Under the nails is the dirt of the trenches, it shows through blue-black like poison.
Под ногтями засела окопная грязь, у нее какой-то ядовитый иссиня-черный цвет.
It strikes me that these nails will continue to grow like lean fantastic cellar-plants long after Kemmerich breathes no more.
Мне вдруг приходит в голову, что эти ногти не перестанут расти и после того, как Кеммерих умрет, они будут расти еще долго-долго, как белые призрачные грибы в погребе.
I see the picture before me.
They twist themselves into corkscrews and grow and grow, and with them the hair on the decaying skull, just like grass in a good soil, just like grass, how can it be possible–––
Я представляю себе эту картину: они свиваются штопором и все растут и растут, и вместе с ними растут волосы на гниющем черепе, как трава на тучной земле, совсем как трава… Неужели и вправду так бывает?..
Müller leans over.
Мюллер наклоняется за свертком:
"We have brought your things, Franz."
— Мы принесли твои вещи.
Франц.
Kemmerich signs with his hands.
Кеммерих делает знак рукой:
"Put them under the bed."
— Положите их под кровать.
Müller does so.
Мюллер запихивает вещи под кровать.
Kemmerich starts on again about the watch.
Кеммерих снова заводит разговор о часах.
How can one calm him without making him suspicious?
Как бы его успокоить, не вызывая у него подозрений!
Müller reappears with a pair of airman's boots.
Мюллер вылезает из-под кровати с парой летных ботинок.
They are fine English boots of soft, yellow leather which reach to the knees and lace up all the way —they are things to be coveted.
Это великолепные английские ботинки из мягкой желтой кожи, высокие, до колен, со шнуровкой доверху, мечта любого солдата.
Müller is delighted at the sight of them.
He matches their soles against his own clumsy boots and says:
Их вид приводит Мюллера в восторг, он прикладывает их подошвы к подошвам своих неуклюжих ботинок и спрашивает:
"Will you be taking them with you then, Franz?"
— Так ты хочешь взять их с собой, Франц?
We all three have the same thought; even if he should get better, he would be able to use only one —they are no use to him.
Мы все трое думаем сейчас одно и то же: даже если бы он выздоровел, он все равно смог бы носить только один ботинок, значит, они были бы ему ни к чему.
But as things are now it is a pity that they should stay here; the orderlies will of course grab them as soon as he is dead,
А при нынешнем положении вещей просто ужасно обидно, что они останутся здесь, — ведь как только он умрет, их сразу же заберут себе санитары.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1