StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 83 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

Steeping the towels in the water, and partially wringing them out, he folded them on his head in a manner hideous to behold, sat down at the table, and said,
Намочив полотенца в тазу с водой, он слегка отжал их и обмотал себе голову, да так нескладно, что на него стало страшно смотреть; затем, усевшись за стол, сказал:
"Now I am ready!"
— Готово.
Давай.
"Not much boiling down to be done to-night, Memory," said Mr. Stryver, gaily, as he looked among his papers.
— Сегодня нам уж не так много выжимать, мистер Память, — весело сказал Страйвер, разбирая бумаги.
"How much?"
— А дел-то много?
"Only two sets of them."
— Всего два.
"Give me the worst first."
— Давай сюда, которое позабористей.
"There they are, Sydney.
— Бери оба, Сидни.
Fire away!"
Валяй, жми вовсю.
The lion then composed himself on his back on a sofa on one side of the drinking-table, while the jackal sat at his own paper-bestrewn table proper, on the other side of it, with the bottles and glasses ready to his hand.
И лев растянулся на кушетке возле стола, уставленного бутылками, а шакал, усевшись напротив, разложил свои бумаги на столе с другой стороны; бутылки и стаканы стояли наготове тут же у него под рукой.
Both resorted to the drinking-table without stint, but each in a different way; the lion for the most part reclining with his hands in his waistband, looking at the fire, or occasionally flirting with some lighter document; the jackal, with knitted brows and intent face, so deep in his task, that his eyes did not even follow the hand he stretched out for his glass—which often groped about, for a minute or more, before it found the glass for his lips.
Оба они то и дело прикладывались к угощению, однако каждый по-своему: лев отхлебывал не спеша, со смаком, развалившись на кушетке, засунув руки за пояс, поглядывая на горящий камин, а иной раз пробегая глазами какую-нибудь записочку для памяти; тогда как шакал, свирепо сдвинув брови, сосредоточив все свое внимание, так впился в работу, что глаза его не двигались, когда рука тянулась к стакану, и случалось, что ему приходилось несколько секунд шарить по столу, прежде чем он мог нащупать стакан и поднести его к губам.
Two or three times, the matter in hand became so knotty, that the jackal found it imperative on him to get up, and steep his towels anew.
Раза два, три он, по-видимому, натыкался на такую неразбериху в деле, что срывался с места и бежал снова мочить полотенца.
From these pilgrimages to the jug and basin, he returned with such eccentricities of damp headgear as no words can describe; which were made the more ludicrous by his anxious gravity.
Из этих паломничеств к кувшину и тазу он всякий раз возвращался в новом невообразимом головном уборе, и это производило тем более дикое впечатление, что лицо его сохраняло все то же мучительно сосредоточенное выражение.
At length the jackal had got together a compact repast for the lion, and proceeded to offer it to him.
Наконец шакал приготовил своему льву изрядную порцию свежанины и стал подавать ему кусок за куском.
The lion took it with care and caution, made his selections from it, and his remarks upon it, and the jackal assisted both.
Лев жевал осторожно и тщательно, время от времени делая какие-то выборки и заметки, а шакал помогал ему и в этом.
When the repast was fully discussed, the lion put his hands in his waistband again, and lay down to meditate.
Когда все, наконец, было прожевано и проглочено, лев опять улегся на диван и, сложив руки на животе, погрузился в размышления.
The jackal then invigorated himself with a bumper for his throttle, and a fresh application to his head, and applied himself to the collection of a second meal; this was administered to the lion in the same manner, and was not disposed of until the clocks struck three in the morning.
А шакал, промочив горло и заново оснастив голову мокрыми полотенцами, принялся готовить второе блюдо; потом он опять кусок за куском стал подносить его льву, и когда со всем этим, наконец, было покончено, часы пробили три.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1