4#

Портрет Дориана Грея. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Портрет Дориана Грея". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 110 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

They are good husbands, or faithful wives, or something tedious.
Все они -- примерные мужья или примерные жены, -- словом, скучные люди.
You know what I mean—middle-class virtue, and all that kind of thing.
Понимаете -- мещанская добродетель и все такое.
How different Sibyl was!
Как непохожа на них была Сибила!
She lived her finest tragedy.
Она пережила величайшую трагедию.
She was always a heroine.
Она всегда оставалась героиней.
The last night she played—the night you saw her—she acted badly because she had known the reality of love.
В последний вечер, тот вечер, когда вы видели ее на сцене, она играла плохо оттого, что узнала любовь настоящую.
When she knew its unreality, she died, as Juliet might have died.
А когда мечта оказалась несбыточной, она умерла, как умерла некогда Джульетта.
She passed again into the sphere of art.
Она снова перешла из жизни в сферы искусства.
There is something of the martyr about her.
Ее окружает ореол мученичества.
Her death has all the pathetic uselessness of martyrdom, all its wasted beauty.
Да, в ее смерти -- весь пафос напрасного мученичества, вся его бесполезная красота...
But, as I was saying, you must not think I have not suffered.
Однако не думайте, Бэзил, что я не страдал.
If you had come in yesterday at a particular moment—about half-past five, perhaps, or a quarter to six—you would have found me in tears.
Вчера был такой момент...
Если бы вы пришли около половины шестого... или без четверти шесть, вы застали бы меня в слезах.
Even Harry, who was here, who brought me the news, in fact, had no idea what I was going through.
Даже Гарри -- он-то и принес мне эту весть -- не подозревает, что я пережил.
I suffered immensely.
Я страдал ужасно.
Then it passed away.
А потом это прошло.
I cannot repeat an emotion.
Не могу я то же чувство переживать снова.
No one can, except sentimentalists.
И никто не может, кроме очень сентиментальных людей.
And you are awfully unjust, Basil.
Вы ужасно несправедливы ко мне, Бэзил.
You come down here to console me.
That is charming of you.
Вы пришли меня утешать, это очень мило с вашей стороны.
You find me consoled, and you are furious.
Но застали меня уже утешившимся -- и злитесь.
How like a sympathetic person!
Вот оно, людское сочувствие!
You remind me of a story Harry told me about a certain philanthropist who spent twenty years of his life in trying to get some grievance redressed, or some unjust law altered—I forget exactly what it was.
Я вспоминаю анекдот, рассказанный Гарри, про одного филантропа, который двадцать лет жизни потратил на борьбу с какими-то злоупотреблениями или несправедливым законом -- я забыл уже, с чем именно.
Finally he succeeded, and nothing could exceed his disappointment.
В конце концов он добился своего -- и тут наступило жестокое разочарование.
He had absolutely nothing to do, almost died of ennui, and became a confirmed misanthrope.
Ему больше решительно нечего было делать, он умирал со скуки и превратился в убежденного мизантропа.
And besides, my dear old Basil, if you really want to console me, teach me rather to forget what has happened, or to see it from the proper artistic point of view.
Такто, дорогой друг!
Если вы действительно хотите меня утешить, научите, как забыть то, что случилось, или смотреть на это глазами художника.
Was it not Gautier who used to write about la consolation des arts?
Кажется, Готье писал об утешении, которое мы находим в искусстве?
I remember picking up a little vellum-covered book in your studio one day and chancing on that delightful phrase.
Помню, однажды у вас в мастерской мне попалась под руку книжечка в веленевой обложке, и, листая ее, я наткнулся на это замечательное выражение: consolation des arts.
Well, I am not like that young man you told me of when we were down at Marlow together, the young man who used to say that yellow satin could console one for all the miseries of life.
Право, я нисколько не похож на того молодого человека, про которого вы мне рассказывали, когда мы вместе ездили к Марло.
Он уверял, что желтый атлас может служить человеку утешением во всех жизненных невзгодах.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 12 оценках: 4 из 5 1