4#

Портрет Дориана Грея. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Портрет Дориана Грея". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 126 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

The man knew more than enough English for that.
Для этого он достаточно знает английский язык.
Perhaps he had read it, and had begun to suspect something.
Да, может быть, лакей уже прочел и что-то подозревает...
And, yet, what did it matter?
А впрочем, к чему беспокоиться?
What had Dorian Gray to do with Sibyl Vane's death?
Какое отношение имеет Дориан Грей к смерти Сибилы Вэйн?
There was nothing to fear.
Dorian Gray had not killed her.
Ему бояться нечего -- он ее не убивал.
His eye fell on the yellow book that Lord Henry had sent him.
Взгляд Дориана случайно остановился на желтой книжке, присланной лордом Генри.
What was it, he wondered.
He went towards the little pearl-coloured octagonal stand, that had always looked to him like the work of some strange Egyptian bees that wrought in silver, and taking up the volume, flung himself into an arm-chair, and began to turn over the leaves.
"Интересно, что это за книга?" -- подумал он и подошел к столику, на котором она лежала.
Осьмиугольный, выложенный перламутром столик казался ему работой каких-то неведомых египетских пчел, лепивших свои соты из серебра.
Взяв книгу, Дориан уселся в кресло и стал ее перелистывать.
After a few minutes he became absorbed.
Не прошло и нескольких минут, как он уже погрузился в чтение.
It was the strangest book that he had ever read.
Странная то была книга, никогда еще он не читал такой!
It seemed to him that in exquisite raiment, and to the delicate sound of flutes, the sins of the world were passing in dumb show before him.
Казалось, под нежные звуки флейты грехи всего мира в дивных одеяниях проходят перед ним безгласной чередой.
Things that he had dimly dreamed of were suddenly made real to him.
Многое, о чем он только смутно грезил, вдруг на его глазах облеклось плотью.
Things of which he had never dreamed were gradually revealed.
Многое, что ему и во сне не снилось, сейчас открывалось перед ним.
It was a novel without a plot, and with only one character, being, indeed, simply a psychological study of a certain young Parisian, who spent his life trying to realise in the nineteenth century all the passions and modes of thought that belonged to every century except his own, and to sum up, as it were, in himself the various moods through which the world-spirit had ever passed, loving for their mere artificiality those renunciations that men have unwisely called virtue, as much as those natural rebellions that wise men still call sin.
То был роман без сюжета, вернее -- психологический этюд.
Единственный герой его, молодой парижанин, всю жизнь был занят только тем, что в XIX веке пытался воскресить страсти и умонастроения всех прошедших веков, чтобы самому пережить все то, через что прошла мировая душа.
Его интересовали своей искусственностью те формы отречения, которые люди безрассудно именуют добродетелями, и в такой же мере -- те естественные порывы возмущения против них, которые мудрецы все еще называют пороками.
The style in which it was written was that curious jewelled style, vivid and obscure at once, full of argot and of archaisms, of technical expressions and of elaborate paraphrases, that characterises the work of some of the finest artists of the French school of Symbolistes.
Книга была написана своеобразным чеканным слогом, живым, ярким и в то же время туманным, изобиловавшим всякими арго и архаизмами, техническими терминами и изысканными парафразами.
В таком стиле писали тончайшие художники французской школы символистов.
There were in it metaphors as monstrous as orchids, and as subtle in colour.
Встречались здесь метафоры, причудливые, как орхидеи, и столь же нежных красок.
The life of the senses was described in the terms of mystical philosophy.
Чувственная жизнь человека описывалась в терминах мистической философии.
One hardly knew at times whether one was reading the spiritual ecstasies of some mediæval saint or the morbid confessions of a modern sinner.
Порой трудно было решить, что читаешь -- описание религиозных экстазов какого-нибудь средневекового святого или бесстыдные признания современного грешника.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 14 оценках: 4 из 5 1